Протест в Амеде длился 13 дней, несмотря на агрессию полиции, и привлёк внимание к протестной голодовке, участники которой требуют прекращения изоляции курдского национального лидера Абдуллы Оджалана.

В понедельник матери, намеревавшиеся встретиться в парке Кошуйолу в Багларе (Амед), снова подверглись нападению полиции. Депутаты Демократической партии народов Салиха Айдениз, Ремзие Тосун и Семра Гузель тоже участвовали в попытке проведения акции.

Полицейские заблокировали матерям дорогу бронированными автомобилями. Матери отправились к зданию Ассоциации семей заключённых и зачитали там своё заявление для прессы.

Сегодня – мы, а завтра это можете быть вы

Сезен Кайхан, старшая сестра Сафи Кайхана, которая объявила о смертельной голодовке 10 мая в тюрьме Патноса, сказала: «Наши сердца в огне. Мы не можем сидеть по домам. Мы вышли на улицы во время Рамадана. Тело моего брата иссыхает. Эта изоляция затрагивает весь народ курдов. Сегодня она может коснуться каждого. Мы так долго находимся на этих улицах. Слышит ли нас хоть кто-то? Если мы не заботим вас сегодня, никто не подумает и о вас завтра. Мы говорим, что никто не должен умирать. Поэтому мы выходим на улицы каждый день. Мы хотим, чтобы решение было найдено. Прекратите изоляцию».

Лидже

Здесь матери заключённых встречаются уже 8 дней в Парке демократии 15 июля, проводя сидячий протест. Они носят белые шали и скандируют лозунги в поддержку Лейлы Гювен и прочих голодающих.

Наджла Гюзель, мать Хасана Умута Гюзеля, который голодает в закрытой тюрьме типа Т в Карабуке, сказала: «Каждый должен присоединиться к нашей борьбе. Лидже должен стать началом сопротивления и возглавить его».

Она добавила: «Люди не должны забывать о своей совести. Никто не может сидеть спокойно. Мы не оставим битву за наших сыновей и дочерей. Мы хотим мира».

Сехназ Полат, мать Мехмета Сирина Полата, который голодает в тюрьме типа Д Диярбакыра, подчеркнула, что протестная голодовка, особенно смертельная голодовка, достигли критической точки. Она описала состояние голодающих заключённых: «Они нас больше не узнают. Они так слабы, они в очень плохом состоянии, но я горжусь их борьбой. Наши сыновья и дочери защищают жизнь в этом справедливом сражении. Мы всего лишь просим мира. Лейла Гювен – мать, и она не хочет смерти. Мы люди, стоящие на страже жизни, и у нас только одно требование – свобода. Мы требуем прекращения изоляции».