Военный эксперт Антон Мардасов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что с самого начала, когда пошли разговоры о том, что России будет предоставлена в пользование иранская авиабаза «Хамадан», не подразумевалось серьезного присутствия российской стороны на этом военном объекте.«Тем более, Россия начала использовать эту базу задолго до объявления, что на «Хамадан» будут переброшены российские стратегические бомбардировщики Ту-22М3 и фронтовые бомбардировщики Су-34, поскольку там периодически разгружались российские военно-транспортные самолеты с боеприпасами, которые затем на других бортах перебрасывались в Сирию», — заключает Мардасов.

Поэтому, по словам Мардасова, рассуждения многих экспертов о том, что появление России на базе «Хамадан» является результатом укрупнения военных связей с Ираном, было неверным, поскольку само это решение носило здесь не стратегический, а тактический характер.

«Дело в том, что большого присутствия России в «Хамадане» изначально не планировалось, поэтому все прогнозы на то, что «Хамадан» станет вторым «Хмеймимом» не имели под собой реальных оснований. Во-первых, это объясняется с политической точки зрения, поскольку Россия сейчас активно ищет себе военных союзников, а в этом смысле даже такие тактические временные объединения, как сотрудничество с Ираном в контексте базы «Хамадан», очень сильно нервируют Запад, и это идет на пользу нашей внешней политике. Во-вторых, здесь присутствует и военное объяснение», — констатирует Мардасов.

В отношениях России и Ирана произошли определенные изменения

Мардасов отмечает, что ВКС РФ нанесли с «Хамадана» бомбовые удары по сирийской провинции Дейр-эз-Зор, где в настоящее время имеет место быть очень сложная военная обстановка для Дамаска, а также остается блокированным сирийский военный гарнизон.

«В этой провинции террористы ИГ очень сильно сократили территорию, которую контролируют правительственные войска, и именно сюда самолеты ВКС РФ из «Хамадана» сделали большинство своих боевых вылетов. Впрочем, этих вылетов было сравнительно немного. Все это позволяет предположить, что шаг с «Хамаданом» был сделан в первую очередь ради политики, хотя все это и не отменяет того обстоятельства, что в отношениях России и Ирана могли произойти определенные изменения», — резюмирует Мардасов.

Инцидент в сирийском Курдистане

По мнению Мардасова, эти изменения могут быть связаны с событиями, которые произошли на территории сирийского Курдистана.

«Дело в том, что 18 августа ВВС Сирии впервые за пять лет гражданской войны нанесли авиаудар по курдским районам, а именно по позициям курдского спецназа, у которого до этого вновь произошли столкновения с еще одним анклавом правительственных сил, расположенным в этом регионе. Здесь также нужно отметить, что по этому шагу очень резко высказались американцы, которые 18-19 августа совершали воздушное патрулирование воздушного пространства сирийского Курдистана. Все это связано с тем, что там США сейчас активно создают плацдарм, благодаря которому они могут действовать как против Турции, так и против режима президента Башара аль-Асада. Там все идет к объединению трех территорий и к возникновению де-факто курдской государственности на де-юре сирийской земле», — заключает Мардасов.

Мардасов считает, что возникновение такого объединения не могут допустить ни Анкара, ни Дамаск, ни Тегеран, поскольку Сирия и Иран очень резко относятся к любой форме курдской автономии, а для Турции это вообще внутренний вопрос номер один.

«В свете всех этих обстоятельств между этими сторонами осуществляется очень много контактов, как на уровне официальных лиц, так и на неофициальном уровне. Например, сейчас в Дамаске представители турецкой разведки ведут переговоры со своими сирийскими коллегами по этому вопросу. Все это весьма показательно и связано с курдами, их стратегией, а также с тем, как этому сирийцы, иранцы и турки могут сообща противостоять», — констатирует Мардасов.

Сирийский удар по курдам вряд ли был санкционирован Россией

Мардасов полагает, что эти удары по курдам ВВС Сирии могли нанести без одобрения России, а по своей или иранской инициативе.

«Также здесь не нужно забывать про то, что в отличие от политического истеблишмента и генерального штаба, где ориентация идет в первую очередь на Россию, в военной разведке Сирии сильны проиранские настроения. Из-за этого у России могли появиться разногласия со своими иранскими партнерами, которые, конечно, не носят стратегического характера, но все-таки накладывают определенный отпечаток на форму и суть нашего сотрудничества», — резюмирует Мардасов.

Мардасов считает, что это нормальное явление, когда при войне в таком сложном регионе происходят шероховатости между союзниками – это не надо скрывать и это, по сути своей, рабочий процесс.

«Кроме того, Москва могла воспользоваться этими обстоятельствами для того, чтобы на время перестать нервировать Вашингтон. Ведь ВВС Сирии нанесли удары в сирийском Курдистане не только по позициям, собственно, курдов, но и по местам, рядом с которыми в Курдистане расположены американские советники», — заключает Мардасов.

Все это, впрочем, никак не скажется на действиях России в Сирии, у которой и так есть для этого все инфраструктурные возможности.

Дмитрий Сикорский