Поскольку Ливийская национальная армия (ЛНА) обвинила Правительство национального согласия (ПНС) и базирующуюся в Триполи Национальную нефтяную корпорацию в том, что они тратят доходы от нефти на турецко-сирийских наемников, чтобы сражаться вместе с ними, племена и политические лидеры на востоке Ливии закрыли несколько нефтяных портов и потребовали нового распределения нефтяных доходов.

В ливийском конфликте в качестве средства давления используется новое оружие. А именно – ливийская нефть. Национальная нефтяная корпорация (ННК), базирующаяся в Триполи, объявила об этом 18 января. Форс-мажорные обстоятельства возникли в связи с закрытием нефтяных портов на востоке Ливии, которые контролирует Ливийская национальная армия (ЛНА).

ННК обвинил ЛНА, возглавляемую Халифой Хафтаром, и связанных с ней охранников нефтяных объектов в том, что они отдали приказ о прекращении экспорта нефти из ливийских нефтяных портов Харига, Брега, Рас-Лануф, Зуэйтина и Эс-Сидер в восточной части страны.

Форс-мажорное обстоятельство освобождает ННК от ответственности в случае невыполнения ею своих обязательств по поставкам нефти по контрактам.

В ответ на призыв посольства США возобновить работу, ННК ответила 21 января, что нефтяные операции возобновятся только тогда, когда вновь откроются закрытые порты на востоке Ливии.

Представитель ЛНА генерал-майор Ахмед аль-Мисмари заявил: «Ливийский народ – это те, кто закрыл нефтяные порты и месторождения и прекратил экспорт нефти. Мы просто должны защитить наших людей…»

Об этом же заявил в интервью агентству «Франс-Пресс» лидер племени Зуайя, мэр Сенусси Халик аз-Зави, добавив: «это решение призвано иссушить источники финансирования терроризма, которые связаны с нефтяными доходами». Он сослался на то, что Правительство национального согласия (ПНС), контролирующее столицу Ливии – Триполи – не сможет тратить нефтяные доходы на боевиков, прибывающих из-за рубежа.

На ЛНА, занятую охраной нефтяных объектов, возложена задача обеспечения безопасности этих объектов. Тем не менее, все доходы, полученные от добычи нефти, идут в базирующийся в Триполи ННК.

Ливийская нефтяная промышленность обременена институциональным разрывом. В то время как базирующаяся в Бенгази ННК связана с временным региональным ливийским правительством и ЛНА, базирующаяся в Триполи ННК признана на международном уровне в качестве официального учреждения, уполномоченного заключать международные нефтяные контракты.

Хотя страны, принимающие участие в мирной конференции по Ливии в Берлине 19 января потребовали от всех конфликтующих ливийских сторон воздержаться от военных действий против нефтяных объектов и инфраструктуры, нефтяные порты Ливии были закрыты накануне Берлинской конференции.

В то время как требование ЛНА состоит в новом распределении нефтяных доходов, глава международно признанного ПНС в Триполи Файез Саррадж отверг требование Хафтара о том, чтобы открытие закрытых нефтяных портов на востоке Ливии было связано с перераспределением нефтяных доходов.

Вожди племен и влиятельные люди Ливии, выступающие за ЛНА, заявили на своей встрече 24 января, что нефтяные порты откроются только после падения ПНС и что нефтяные доходы будут справедливо распределены и будет сформировано Временное правительство.

Базирующаяся в Триполи ННК указала в заявлении 25 января, что закрытие нефтяных портов и приостановка нефтяных операций снизили добычу нефти до 320 000 баррелей в сутки – с 1,2 млн баррелей в сутки (падение составило 75%).

Юсеф аль-Акури, глава парламентского комитета по контролю за деятельностью ННК, заявил, что закрытие некоторых портов на востоке Ливии является частью народного движения за справедливое и прозрачное распределение нефтяных доходов. «Это добавилось к требованию, чтобы ПНС была привлечена к ответственности за свои расходы, особенно после того, как ее обвинили в привлечении наемников и в сотрудничестве с Турцией для борьбы против ЛНА», – добавил он.

Акури сказал «Аль-Монитору», что нефть превратилась в популярное оружие против ПНС. Он объяснил, что удерживаемые ЛНА районы страдают от тяжелых условий, поскольку они не получают финансовой поддержки.

Он указал на то, что «попытки положить конец разделению нефтяной компании потерпели неудачу, потому что ПНС настаивает на захвате нефтяных богатств. И все же мы надеемся, что недавний экономический диалог под эгидой ООН приведет к поиску механизмов, которые гарантировали бы справедливое распределение доходов между различными частями страны. Это потому, что мы считаем, что базирующийся в Триполи ННК монополизирован ополченцами и действует нечестно».

Организация Объединенных Наций провела совещание в Тунисе 7 января, собрав вместе участников ливийского конфликта для обсуждения экономического курса, нефтяного кризиса и того, как объединить разделенные экономические и нефтяные институты.

Член ливийского парламента Али аль-Саиди сказал «Аль-Монитор», что закрытие нефтяных портов отражает народный гнев, направленный на ПНС и соглашение, достигнутое этим режимом с Турцией о привлечении наемников к военным действиям и выплате им из доходов от нефтяных богатств Ливии.

Он сказал, что ливийский народ, особенно в Восточной и Южной Ливии, маргинализируется, когда речь заходит о доходах от продажи нефти. «ПНС практикует карательную политику против этих районов, потому что они поддерживают ЛНА», — добавил он.