Кибрие Эврен была взята под стражу в рамках расследования, проведенного главной прокуратурой Диярбакыра 9 октября 2018 года. ‪16 декабря вместе с Эвином Кайя и Хилалом Олмезом она присоединился к голодовке, инициированной депутатом турецкого парламента от ДПН Лейлой Гювен, в закрытой тюрьме типа E в Диярбакыре.

Эврен дала свою оценку причинам голодовки и политике изоляции в письме:

«Состояние Лейлы Гювен становится критическим, она уже не может ходить самостоятельно, ее организм не в состоянии удерживать жидкость. Что касается нас, то мы заметно теряем вес. Но мы начали эту голодовку, осознавая значение и последствия своей акции. Наша решимость продолжает расти. Г-н Абдулла Оджалан должен встретиться со своими адвокатами и родными. Это является его законным правом. Изоляция должна быть прекращена. Это не одолжение, а фундаментальное право человека.

Если бы я сейчас занималась журналистикой, я бы делала свою работу, осознавая тот факт, что общественное сознание и журналистику нельзя рассматривать отдельно друг от друга. Но поскольку я нахожусь в тюрьме, у меня остается только одна возможность – распоряжаться своей жизнью или смертью. Мы выдвигаем свои требования, предавая наши тела смерти, используя для этого бессрочную голодовку. И как журналист, который следует воле общества в тюремной камере, могу сказать, что общество этого тоже хочет.

В 2016 г была проведена встреча с г-ном Оджаланом, но эта встреча была далека от ожиданий общества. Изоляция продолжается по сей день. Они избегают исполнения наших требований, и проблема становится глубже. Такое отношение опасно и незаконно. Это часть политики уничтожения.

Это означает следующее: Турецкая Республика совершает преступление, и ее руководители думают, что они могут сохранить свою власть с помощью преступной государственной машины. Подобная практика противоречит международным конвенциям и правам человека, но она также определяется как преступление в масштабах универсального права.

Люди пережили такую боль, что не имеют больше сил терпеть ее. И у правительства больше нет возможности оставаться невозмутимым, потому что государство несет ответственность за своих граждан. Хаос в нынешней политической обстановке, выборы, экономический кризис – все это можно смягчить только с помощью серьезных шагов, которые должны быть предприняты с учетом ожиданий и требований общества.

Изоляция г-на Оджалана – глобальный вопрос. Изоляция человека с исторической миссией, такого, как Абдулла Оджалан, является универсальной проблемой. Петиции, инициированные активными политиками, мыслителями и интеллектуалами XXI века, акции, проходящие во многих частях мира, направлены на немедленное решение этой универсальной проблемы. Мир видит изоляцию и голодовку. Поэтому позиция государства, игнорирующего этот факт, неприемлема.

Голодовка может иметь для нас необратимые последствия. Жизни Лейлы Гювен угрожает опасность, при том что она представляет миллионы избирателей. Со всей решимостью мы включаемся в процесс борьбы. Это время очень ценно для нас. В тюрьмах наступает новый исторический период, и это сказывается на обществе в целом. Мы вместе узнаем, как события будут развиваться дальше. Но важно то, что политическое наследие, которое мы оставим будущему, будет достойным. Это факт для нас, как и для Турецкой Республики. Коллективная память мира всегда сильнее истории, полной лжи, написанной правительствами. Те, кто сопротивляется, определяют эту коллективную память».