ДСЖ (Движение свободных женщин) борется с насилием над женщинами. Один из аспектов проблемы в том, что из-за государственных репрессий жертвы насилия избегают контактировать с женскими движениями.

С начала правления ПСР (Партии справедливости и развития) уровень этого насилия в Турции возрос. Каждый день в Турции мужчины убивают женщин. Женские организации говорят о политике безнаказанности, которая только способствует росту фемицида и насилия. Слишком часто виновники не несут наказания или получают скромные сроки.

Хатун Йылдыз, представительница движения ДСЖ в Амеде (Диярбакыре), побеседовала с корреспондентом ANF о сложившейся ситуации.

Она была критична к собственной организации, рассказав, что и ДСЖ, и прочие женские институты пока не сыграли достаточной роли в плане предотвращения преступлений, включая убийства женщин. Одна из причин этого – препоны со стороны государства, мешающего работе женских организаций. Причина и в индифферентности общества. «Когда убивают женщин, не происходит массовых волнений», – сказала она. Активистка добавила, что насилие такого рода стало частью государственной политики, и работа женских движений оказалась криминализована во многих аспектах.

Есть у ДСЖ и другие препятствия: «У нас много проблем с тем, чтобы дотянуться до женщин. Многие женщины боятся выходить с нами на контакт. По этой причине они молчат и не показывают своих проблем. Это делает предотвращение убийств женщин абсолютно нереальным. Нам нужно иметь лучшее представительство, особенно в Амеде, чтобы повысить возможности личного контакта с женщинами и усилить нашу борьбу».

Активистки ДСЖ ведут работу в своих районах и навещают своих подопечных. Хатун Йылдыз описала эту деятельность так: «Когда мы приходим к женщинам, чтобы поговорить об их проблемах, часто они скрывают свой опыт поначалу. Когда они набираются уверенности, то начинают говорить. Затем они не прерывают контакт с нами. Они рассказывают нам о насилии, которое терпят от рук своих мужей, отцов или братьев. Потом мы направляем их в женскую ассоциацию «Роза», чтобы они получили юридическую и психологическую поддержку, но продолжаем отслеживать, как развиваются их ситуации, спрашивать, как идут их дела. Мы хотим, чтобы они знали, что мы не оставим их в одиночестве».