Турция выглядела довольно спокойной в прошлом месяце, когда сирийская армия совершила марш на Маарет аль-Нуман – наступление, которое развернулось на фоне множества контактов между дипломатами, военными и представителями разведки в Москве. Кроме того, турецкие официальные лица дали понять командирам сирийских повстанцев, что функционирование стратегических магистралей М4 и М5 должно быть каким-то образом восстановлено. Турки проинформировали их о переговорах с Россией на встречах в турецких пограничных городах Газиантеп и Рейханлы 15 января.

Тем не менее, когда сирийская армия двинулась к своей следующей цели – Серакибу – в конце января, Турция, казалось, шла на военные усилия, чтобы предотвратить падение города, который лежит на пересечении автомагистралей М5 и М4. Она начала посылать подкрепления в Идлиб, что произошло после того, как генерал Тод Уолтерс, командующий Европейским командованием США, посетил Анкару 30 января, в то время как в Сирии в результате обстрела правительственными войсками погибли восемь турок, в том числе военнослужащие и гражданские контрактники, в районе Серакиба.

Анкара стала настаивать на возвращении к линии прекращения огня за своими 12 наблюдательными пунктами в регионе, в то время как сирийские войска взяли под контроль почти 100 объектов в течение недели, не обращая внимания на угрозы вмешательства Турции. Турецкие войска отрезали им путь на восток, и они построили арку с юга на запад, чтобы быстро захватить Серакиб. В результате по состоянию на 8 февраля силами Асада были осаждены семь турецких военных баз, включая три недавно установленных контрольно-пропускных пункта.

Турция продолжает направлять подкрепления в Идлиб, при этом сотни автомобилей пересекают границу. Представители турецкой разведки, как сообщается, провели еще одну встречу с примерно 40 командирами антиасадовских боевиков в Рейханлы, заявив им, что переговоры с Россией провалились и они должны «готовиться к худшему». Источник, присутствовавший на встрече, сообщил агентству Reuters, что антиасадовские боевики рассматривают город Идлиб как «красную линию».

Все эти события на северо-западе отражаются к востоку от реки Евфрат, где сирийские курды готовятся к возможным сценариям. На фоне эскалации ситуации в Идлибе Сирийская национальная армия (СНА), поддерживаемая Турцией, предприняла атаки в районах Гре Спи и Сарекании, но не смогла бросить серьезный вызов курдам. Курды тем временем обдумывают, как воспользоваться складывающимся равновесием в случае более широкого российско-турецкого раскола.

Бой турецких военных барабанов под Идлибом заставил курдов рассмотреть возможность сотрудничества с сирийской армией в возможных наступательных действиях с целью отвоевать районы к западу от Евфрата. Курды заинтересованы прежде всего в регионе Африн, который Турция захватила в марте 2018 года в рамках усилий по сдерживанию стремления курдов к самоуправлению в Сирии на том основании, что курдские отряды в Сирии, как заявляет Турция, возглавляется филиалами Курдской рабочей партии (РПК), ведущей борьбу за самостоятельность курдов (в том числе на территориях, которые Турция считает своими). Турция объявила РПК террористической организацией и ведет с ней борьбу. Согласно сирийским курдским источникам, с которыми связался «Аль-Монитор», курдские настроения и оценки можно суммировать следующим образом.

Курды извлекли хороший урок из операции «Весна мира» в октябре, благодаря которой Турция обеспечила себе плацдарм к востоку от Евфрата. Они укрепились в убеждении, что чрезмерное доверие к США является ошибкой, что они не должны игнорировать Россию и что урегулирование может быть достигнуто только путем переговоров с Дамаском.

С американскими силами, сосредоточенными на нефтяных месторождениях в Рамелане, Хасаке и Дейр эз-Зоре на северо-западе, идея открытия большего пространства для России без разрыва связей с Соединенными Штатами реализуется на практике. Поговаривают даже о том, чтобы предложить России новую базу, в то время как российские подразделения уже взяли под контроль несколько объектов, откуда были эвакуированы американские военные. Это предложение курдов России может быть направлено на то, чтобы побудить ее оказать давление на Дамаск в пользу курдов.

Курды могут получить новые возможности для маневра, если продолжающаяся эскалация в Идлибе приведет к краху российско-турецкого партнерства. Они не исключают возможность того, что возглавляемые курдами Силы демократической Сирии (СДС) или Отряды народной самообороны (ОНС) поддержат правительственные войска, если столкновения в Идлибе перерастут в войну между сирийской армией и Турцией. В этом случае могут быть открыты новые фронты из Тель-Рифата и Манбиджа против контролируемого турками треугольника Евфратского щита между Азазом, Джараблусом и Бабом, в дополнение к возможным военным действиям в районах к востоку от Евфрата, где присутствуют турецкие военные и СНА.

Все эти перспективы, однако, зависят от участия Дамаска в полномасштабных переговорах с СДС, основанных на диалоге, который Россия инициировала между двумя сторонами после турецкой операции «Весна мира», в результате которой сирийская армия вернулась на определенные участки границы с Турцией. Если опасность войны в Идлибе не материализуется и сирийская армия достигнет Африна, курды все еще могут присоединиться к кампании в этот момент. В настоящее время Россия молчаливо содействует курдским операциям против поддерживаемых Турцией группировок, контролирующих Африн.

Если эскалация на местах приведет к серьезной напряженности в отношениях с Турцией, Россия может отказаться от своей стратегии невмешательства в проводимые Турцией военные операции. Россия может использовать различные меры, включая «ослепление» с помощью систем ПВО турецкой авиации, предотвращение конфронтации между турецкой и сирийской армиями, обуздание проправительственного ополчения и минимизацию риска асимметричных ответных мер Турции. Прекращение действия таких тормозных механизмов, которые функционировали благодаря совместным координационным центрам, может привести к неожиданным событиям в любом месте присутствия турецких военных.

В качестве альтернативы, если Турция и Россия договорятся о новой линии прекращения огня после возобновления работы автомагистралей М4 и М5, Москва может вернуться к своей стратегии учета турецких интересов по курдскому вопросу. Для курдов это означало бы возвращение в зал ожидания. Быстрые изменения в Идлибе, однако, ослабили возможность того, что Россия даст зеленый свет турецкому наступлению на Кобани в обмен на Идлиб (то есть в обмен на согласие Турции на передачу Идлиба Асаду): курды уже некоторое время воспринимают всерьез такой сценарий.

Между тем в иранской миссии в Сирии появляется новый аспект. Иран до недавнего времени держался в тени, поскольку Соединенные Штаты использовали иранское присутствие для оправдания своего пребывания в Сирии, а Израиль делал то же самое для нанесения ударов по объектам, связанным с Ираном, на сирийской территории. Но после убийства командующего силами Кудс Касыма Сулеймани в начале января Иран поклялся вытеснить американские войска из Ирака и Сирии в рамках более широкой стратегии «мести», которая, похоже, привела его в Идлиб и в западную часть Алеппо. Наряду с «Хезболлой» в недавних боевых действиях в регионе приняли участие проиранские группировки, такие как Бригада Зайнабийюн, состоящая из пакистанских шиитов, и бригада Фатемийюн, афганское шиитское ополчение. Более того, Али Акбар Велаяти, главный советник верховного лидера Ирана Аятоллы Али Хаменеи, поклялся, что «сирийское правительство и его союзники из фронта сопротивления пойдут из Идлиба в регион к востоку от Евфрата, чтобы изгнать американцев».

Иранская стратегия тесно связана с курдами. Если курдов отвести от Соединенных Штатов и приблизить к Дамаску, то удовлетворение курдских требований на «разумном» уровне –это не то, против чего Иран будет возражать. Несмотря на собственную курдскую проблему, Иран осторожен в своих связях с сирийскими курдами с самого начала сирийского кризиса. В то время как Россия рассматривает сближение Анкары и Дамаска как кратчайший путь к закрытию текущих фронтов и переходу к этапу реконструкции Сирии, Иран раздражен тем, что Россия открыла слишком много возможностей для Турции. Условия Анкары по курдам тем временем блокируют стратегию Москвы. Тегеран, со своей стороны, выступает за объединение курдов с Дамаском таким образом, чтобы это принесло дополнительные выгоды сирийскому правительству.

Следует отметить, что руководство РПК, базирующееся в горах Кандиль, стало рассматривать Дамаск как место для урегулирования, принимая во внимание иранский фактор в той же мере, что и российский.

Тем не менее, если СДС продолжат свое партнерство с Соединенными Штатами, они могут столкнуться с риском повторения Идлибского сценария к востоку от Евфрата за счет курдов – отсюда и значение предупреждения Велаяти.

При всем этом главным фактором, определяющим нынешние настроения среди курдов, является их ощущение неопределенности.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов.