Критики любого превентивного удара по иранским ядерным объектам справедливо утверждают, что Израиль не может полностью уничтожить иранскую ядерную программу. Но такая оценка упускает главное.

Далеко ли тот день, когда израильтяне и американцы проснутся и поймут, что уже слишком поздно останавливать ядерную программу Ирана? Это не новый вопрос. Семь лет назад Джонатан Тобин (известный американский журналист — прим.), также спросил: «Не поздно ли останавливать Иран?»

На прошлой неделе я встречался с израильскими военными, экспертами в области безопасности и разведки, и я спросил, не слишком ли поздно уже для попыток существенно повлиять на прогресс иранской ядерной программы с помощью упреждающего удара, и ответ всегда был таким, что еще не слишком поздно. Но с оговоркой, что американцы могут сделать это гораздо эффективнее, чем мы.

Критики любого превентивного удара по иранским ядерным объектам справедливо утверждают, что Израиль не может полностью уничтожить иранскую ядерную программу. Но эта оценка упускает главное.

Отсрочка программы на пять-десять лет, как это было бы в случае с израильским ударом, может изменить игру, особенно в сочетании с продолжающимися кибератаками и эскалацией американских санкций, которые подрывают поддержку режима иранским народом (он все больше страдает от экономического кризиса и обвиняет в этом мулл и коррумпированных чиновников).

Мы знаем, что до заключения СВПД-2015 (ядерная сделка США и ряда других государств с Ираном — прим.). Иран уже был технически способен достичь критического уровня обогащения урана в 20% и всего за несколько месяцев мог накопить достаточно 90% урана для ядерного оружия, даже используя устаревшие и непредсказуемые центрифуги IR-1.

Так что теперь вопрос в том, каков ядерный потенциал Ирана и как он изменился за последние четыре года с начала СВПД? Насколько они ближе к ядерному прорыву?

Мы знаем, что соглашение позволило Ирану продолжать разработку передовых центрифуг, которые могут обогащать оружейный материал в значительно более короткие сроки, чем старые центрифуги IR-1, сократив критическое время для производства достаточного количества расщепляющегося материала всего до нескольких месяцев. Причем, эти передовые центрифуги намного меньше и их труднее обнаружить.

Кроме того, Иран никогда не принимал дополнительный протокол, который позволял бы международным инспекторам посещать военные объекты, где иранцы, вероятно, будут разрабатывать производство ядерных ракетных боеголовок. Уже в прошлом году Дэвид Олбрайт, президент Института науки и международной безопасности, подсчитал, что Иран может обогатить достаточно материала для бомбы за восемь-десять месяцев. Сторонники сделки утверждали, что соглашение не позволит Ирану обогатить достаточное количество урана для ядерного оружия в течение одного года, что уже, вероятно, неверно.

После того, как Израиль раскрыл ядерный архив Ирана, мы теперь без сомнения знаем, что Иран планировал создать ядерное оружие и все еще имеет информацию и возможности для этого. Это не Саддам Хусейн.

В тот день, когда Иран переступит порог создания ядерного оружия, все изменится для Израиля, суннитских стран Персидского залива, Турции, США и Европы, и мир станет гораздо более опасным местом. В суннитском мире начнется гонка ядерных вооружений, что резко увеличит потенциальную опасность ядерного конфликта в будущем.

Так может ли Израиль эффективно ударить по иранской программе? Ответ — да, но опять же, США могут сделать это лучше.

У Ирана есть план заставить Израиль дважды подумать, прежде чем атаковать. По словам бывшего советника по национальной безопасности Яакова Амидрора, ныне старшего научного сотрудника Иерусалимского института стратегических исследований, стратегический план Ирана, который находится в стадии реализации, заключается в создании сдерживающего барьера вокруг Израиля, простирающегося от Ливана до Сирии и от Ирака до Сектора Газа, с тем чтобы угрожать Израилю подавляющим и разрушительным [ракетным] ударом по его территории, если Израиль нападет на ядерные объекты Ирана. Стоит ли отсрочка их программы на пять лет той цены, которую заплатит Израиль, если по его территории будут выпущены десятки тысяч ракет, способных поразить всю страну, в то время как негативные дипломатические последствия будут огромными, особенно если Дональд Трамп перестанет быть президентом США?

Гиллель Фриш из Центра стратегических исследований Бегин-Садат писал: «Словом и делом Израиль твердо привержен своим красным линиям. Израиль не позволит превратить Сирию в передовую базу для прямых иранских операций и центр производства высокоточных ракет.”

Это означает, что петля только затянется вокруг Израиля туже, поскольку иранские операционные базы в Сирии со временем будут все больше похожи на Хезболлу в Ливане.

Тем не менее, когда я спросил израильских экспертов, является ли премьер-министр Биньямин Нетаньяху бумажным тигром, каким его изображала администрация Обамы, когда высокопоставленный американский чиновник назвал его «трусливым дерьмом», ответ был ясен. Если Биби убежден, что завтра будет слишком поздно, чтобы остановить действующее иранское ядерное оружие, он действительно будет действовать сегодня.

Как будет выглядеть израильская атака на Иран?

Выходите за пределы банальностей! Не только кибератаки и изощренные удары по известным и предполагаемым ядерным объектам, таким как Натанз, Фордо и неназванные военные объекты, проводящие ядерные работы, но и нацеливание на линию жизни иранской экономики — порт Бендер-Аббас, через который проходят все иранские коммерческие торговые перевозки, и остров Харг, место, откуда Иран экспортирует большую часть своего ископаемого топлива. Израильское нападение на Харг иили Бендер-Аббас сделает воздействие нынешних американских анти-иранских санкций похожим на игрушку, и с этого момента выживание режима будет висеть на волоске, поскольку экономически опустошенный Иран будет подвергаться опасности изнутри [опасности восстания].

Если Израиль нападет на Иран, как будет выглядеть Израиль на следующий день?

Я помню Север страны после Второй Ливанской войны 2006 г. Пострадали (от ракетных ударов про-иранской милиции Хезболла, базирующейся в Ливане — прим.) больницы, сотни тысяч жителей, перемещенных на юг или живущих в раскаленных подземных убежищах. Миллионы израильтян по всей стране чувствуют себя уязвимыми и рассерженными.

Теперь представьте себе ситуацию в сто раз хуже, с ядерным факультетом Димоны на юге и башнями Азриэли в центре Тель-Авива в перекрестье прицелов Ирана. Слои израильской противоракетной обороны замечательны, но неспособны остановить все ракеты, направляющиеся в израильские города.

Время не на стороне Израиля, но что, если завтра будет слишком поздно?

***

Автор является директором MEPIN, ближневосточной политической информационной сети, и регулярно информирует членов Сената и Палату представителей Конгресса США и их советников по внешней политике. Он работает обозревателем Jerusalem Post.