Клерк в приемном отделении оставался невозмутимым, когда Стивенс сказал, что он был ранен в Сирии. Он взял паспорт и посоветовал присоединиться к остальным людям в зале ожидания.

Там он сидел со своей мамой 20 минут, а его правая нога была завернута в гипс, шину и кровавые повязки.

Он все еще был одет в красно-белый рождественский носок, который кто-то надел на его ногу, когда он был в больнице в Багдаде.

Оглядевшись вокруг 23-х летний Стивенс сказал, что, по его мнению, некоторые другие пациенты «казались более подверженными опасности, чем я».

За неделю до этого и на расстоянии 6200 миль Стивенс находился на крыше дома в маленьком городке Абу-Хаммам возле Евфрата и сражался с Исламским Государством, как добровольческий боец вместе с группой курдских партизан.

В тот день, когда его ранили, он бежал за винтовкой, рассказывает Стивенс. Снайперская пуля попала ему в голень: «Кровь хлынула наружу. Я понял что меня подстрелили, но какая-то часть меня отказывалась в это верить». Как свидетельствуют записи, он перенес несколько операций в военных госпиталях Сирии и Ирака, до того как прибыл в международный аэропорт О’Хара. Когда врачи из Северо-Западного госпиталя осмотрели рваную рану, в полицию Чикаго поступило заявление, что Стивенс каким-то образом связан с «Исламским Государством». На следующее утро три офицера полиции вошли в его комнату, вспоминал он. Еще четверо ждали в зале.

«Они прямо ворвались в больничную палату», — сказал Стивенс во время недавнего интервью, которое он дал вместе со своей матерью в своем доме в Мичигане. «Один из них начал очень агрессивно и подозрительно задавать вопросы. Они задавали мне одни и те же вопросы снова и снова.

 

Это был своего рода приветствие мне от США», — сказал он. «Мы думаем, что вы террорист». Я ответил: «Нет, Нет, Нет. Я сражался с террористами».

Согласно отчету полиции Чикаго, Стивенс сказал офицерам, что он был ранен «в перестрелке неизвестными боевиками», в ходе «военного наступления вместе с отрядами ОНС».

По словам экспертов и федерального правительства, за последние годы несколько американцев присоединились к подразделениям ОНС. Большинство из тех, кто пошел на это – молодые люди, идеалисты и те, кто имеет военную подготовку и, возможно, с энтузиазмом относятся к борьбе партизан против Исламского Государства и угнетателей в Сирии, Турции и Ираке.

Стивенс провел два года в Вест-Пойнте, военной академии США, когда его начало мучить беспокойство. «Я не хотел ждать еще два года учебы и нескольких лет работы, чтобы сделать что-то, что улучшило бы мир», — сказал он.«А это было нечто сильное и содержательное, то дело в котором я мог бы участвовать».

Семя посажено

Когда Стивенс учился в старшей школе, приглашенный оратор из группы под названием «World Vision» говорил со студентами о филантропии и помощи для нуждающихся детей за рубежом. В тот вечер Стивенс подумал, что он не может уснуть и решил использовать собственные средства, чтобы поддержать, Ренальдо, маленького мальчика из Мексики. Стивенс сказал, что его страсть к справедливости возросла, когда он стал старше.

Стивенс был лучшим учеником и спортсменом в начальной школе Pioneer в Анн-Арборе, штат Мичиган, и окончил ее в июне 2012 года. Он мечтал стать солдатом. Он интересовался тем, что происходило на Ближнем Востоке, и искал большего в своей жизни, чем вечеринки или тусовки в общежитии колледжа.

Стивенс надеялся, присоединиться к армии США, но война в Афганистане, похоже, сворачивалась, и у него возникли сомнения относительно того, насколько важна для него служба в армии. В 2012 году он подал заявление в Вест-Пойнт и отправился в Нью-Йорк.

Война в Сирии к тому времени была в самом разгаре. В США данный конфликт рассматривался как противостояние между проправительственными силами президента Башара Асада и силами сопротивления режиму. Но в Сирии было множество групп ополченцев с различными целями. ОНС, курдское ополчение, защищали Рожаву, родной регион курдов  на Севере Сирии, находящийся вблизи границ Ирака и Турции.

Стивенс узнал о существовании ОНС в 2014 году из сообщений о массовых убийствах в регионе. По словам руководства академии, он покинул Вест-Пойнт в августе.

«ОНС были единственной военной группой, которая пришла в Синджар и сражалась с Исламским Государством. Это заставило меня задуматься. Возможно это то, что я мог бы поддержать», — сказал Стивенс. «Я желаю, чтобы больше людей делали ставку на защиту человеческого достоинства. Нужно не просто иметь то, чем можно жить, необходимо иметь то, за что вы готовы умереть».

Он очень желал что-то сделать, но прошло три года, прежде чем он отправился в Сирию.

После ухода из Вест-Пойнта, Стивенс работал лошадином ранчо в штате Индиана, на ранчо в Австралии, преподавал английский язык и информатику в школе в Мали, в Африке. Затем он поступил в Колледж Deep Springs, небольшую школу, которая учит жить и работать в аграрной сфере. Именно там он изучал ведение сельского хозяйства и инфекционные болезни. Также он изучил курдский язык.

Тем временем Сирия все глубже погружалась в войну. Россия поддерживала силы режима Асада, а США – повстанческие группировки. Каждая из сторон сталкивалась с боевиками Исламского Государства. Ополченцы боролись за их территории. Миллионы людей покинули страну в поисках убежища.

В феврале 2017 Стивенс узнал из статьи в журнале «Роллинг Стоун», о том, что ОНС принимает иностранных добровольцев. «Я начал думать об этом и разговаривал об этом с людьми. Со своими друзьями, наставниками, с моей мамой. И достаточно много людей отвечало: «Да это имеет смысл в твоем случае. Я могу видеть, как ты принимаешь в этом участие». Хорошо, подумал я, значит я не сумасшедший. Это то, что я мог бы на самом деле делать».

 

Но у матери Стивенса были свои возражения.

«Мы обсуждали это сначала теоритически», – сказала Дебора Стивенс, сидящая рядом со своим сыном в больнице, помогая ему поддерживать его раненую ногу. «Я выразила опасения. Но как только стало ясно, что это его устремления, я смогла справиться с этими опасениями».

Его мать начала изучать враждующие группировки в Сирии и идеалы курдской революции. Со временем она предложила ему поддержку.

«У Калеба действительно очень большое сердце и я видела в этом способ для него использовать эти аспекты его характера и его навыки и попытаться действительно изменить мир», — сказала она.

Узнать как присоединиться к борьбе ОНС в Рожаве было удивительно легко, по словам Стивенса. Курдские ополченцы работают и в Интернете, используют Фэйсбук и социальные сети для привлечения иностранцев, в том числе американцев.

На странице «Львы Рожавы» на Фэйсбук несколько американцев отправили запросы и выразили свою заинтересованность в этом деле.

Стивенс быстро нашел в Гугле их страницу и отправил сообщение на Фэйсбук, а также отправил электронное письмо. «Привет я левый из США, я заинтересован в борьбе за дело Рожавы».

Группа отправила ему длинную анкету, в том числе запросила информацию о личности и задала вопросы о намерениях присоединиться к добровольцам.

«Рожава не место для экзотических туристических поездок или для приключений», — говорилось в заявлении. «Поддержка ОНС это не игра и не забава для скучающих людей. Вы не собираетесь вступать в футбольный клуб или наниматься на работу в новой компании. Вы собираетесь участвовать в революции».

Анкета начиналась с основных вопросов об образовании и семье, и далее шли 70 очень специфических вопросов психологического характера, на которые надо было ответить «да» или «нет». «Сложно ли вам доверять людям? Склонны ли вы избегать социальных отношений? Считаете ли вы, что у вас есть особые сенсорные способности (способность «ощущать» присутствие другого человека)? Часто ли вы одеваетесь или действуете вызывающе, чтоб привлечь внимание?» и так далее.

Стивенс заполнил заявку, нажал «отправить» и стал ждать.

Он получил короткий ответ: «Мы получили ваши ответы и ваше фото. Пожалуйста, напишите нам снова за 3 дня до вашего приезда. Здесь вам будут даны окончательные инструкции и контактный номер», — говорилось в электронном письме от ОНС.

Стивенс купил билет в один конец и в июле 2017 года сел на самолет, чтобы сражаться вместе с партизанами.

Призыв на иностранную войну

ОНС является частью СДС (Сирийские демократические силы) и ведет борьбу с Исламским Государством, а с 2018 года с турецкими войсками на Севере Сирии.

По словам Мелинды Макмилланс, помощника директора Центра исследований Ближнего Востока в Университете штата Огайо, Рожава является оазисом для определенных групп в регионе, для людей которые спасаются от преследований. Многие партизаны — женщины. Некоторые из них бежали от ИГИЛ и подняли оружие против него.

«Я думаю, что определенная часть причин, по которым американцев привлекает это – идеалистические  концепции свободы»,- сказала Макмилланс. «В этом есть определенный романтизм».

Поскольку ОНС находится в альянсе с поддерживаемыми США силами, которые хотят победить ИГИЛ, по возвращению из-за рубежа для Стивенса и других не было никаких юридических последствий. Против него не были поданы никакие иски с обвинениями.

Государственный департамент подал запрос о том, разрешено ли американцам вести борьбу вместе ОНС в Министерство юстиции, но оно не ответило на запросы.

С другой стороны американцы, которые присоединяются или поддерживают группы и силы, которые само США объявило террористическими, могут быть арестованы по федеральным обвинениям. По оценкам официальных лиц, существует несколько десятков американцев, которые присоединились к боевикам Исламского Государства в Ираке и Сирии.

По данным Всемирного банка развития, более 400 000 человек погибли в сирийском конфликте с 2011 года. По данным той же организации, 5 миллионов сирийцев ищут убежища за границей и более 6 миллионов стали беженцами внутри страны.

Государственный департамент заявил, что он настоятельно не рекомендует своим гражданам поездки в Сирию в зону конфликта. Государственный департамент не имеет консульского присутствия в Сирии и чиновники заявляют, что их способность оказывать помощь лицам, которые получили ранения или были похищены, или семьям людей убитых в конфликте крайне ограничены. По словам Государственного департамента «некоторое число» американцев, погибло после поездки в Сирию для участия в боевых действиях.

«Граждане США, которые осуществляют подобную деятельность, сталкиваются с чрезвычайными личными рисками, включая похищение, увечья или смерть»,- заявили представители Госдепа. «Правительство США не поддерживает такие действия».

Взяв в руки оружие

С минимальным военным опытом и небольшим инструктажем Стивенс прибыл в одиночку в Ирак и не знал, что его ждет впереди.

«Они оставляют тебя в темноте. Я собрал сумку с вещами, которые, как я подумал, были бы полезны. Куча носков и нижнего белья. Куча полувоенных предметов».

Копия его авиабилета показывает, что он прибыл в международный аэропорт Сулеймания в Ираке 23 июля. Ему сказали, что кто-то его примет, но этот человек нигде не появился, и Стивенсу сказали, что его багаж был потерян где-то между Иорданией и Ираком. Наконец он нашел отель с подключением к интернету и остановился там.

«Мой первый день был напряженным», — рассказывает он.

К Стивенсу вскоре присоединился одноклассник из Колледжа Deep Springs, Грейсон Скотт. «Это был довольно опасный опыт», — сказал Скотт, который покинул ОНС за несколько месяцев до того, как Стивенс был ранен.

«Калеб — невероятный человек», — рассказал он в телефонном интервью. «Нет никого, с кем бы я хотел больше сражаться  с фашизмом».

Скотт и Стивенс тренировались с помощью старого советского оружия: АК-47, пулемет ПК, ракетный гранатомет и снайперская винтовка Драгунова.

Было около 90 градусов днем, но прохладно ночью. Стивенс сказал, что ему выплачивалась небольшая ежемесячная компенсация. Они жили на крышах заброшенных зданий. Они также пили горячий сладкий  чай постоянно, даже на передовой.

У женщин и мужчин были отдельные жилые помещения, но они сражались вместе. Их операции проходили в основном с сельской местности, они отвоевывали деревни и здания, чтоб остановить ИГИЛ.

Одним из самых близких друзей Стивенса за это время стал французский интернационалист, лет 30 , который сказал, что он воюет вместе с ОНС уже более двух лет. Его кодовое курдское имя было Хогир. И он хотел, чтоб его называли только так.

«У нас похожий образ мыслей», — сказал Хогир. «Многие люди, которые приходят сражаться вместе с ОНС, плохо адаптируются к окружающей среде. Они много раз жалуются на мелочи. Стивенс был очень дисциплинирован. Он очень хотел драться. Он знал, почему он здесь, и, поскольку он был одним из командиров подразделения, нам приходилось каждый день встречаться, чтобы обсудить вопросы организации».

Прошло пять месяцев, сказал Стивенс, прежде чем его подразделение увидело серьезные бои. В начале декабря его подразделение переехало в город Абу-Хаммам. На новостных сайтах можно найти информацию о тех боях.

«Это было удивительно похоже на Запад» — сказал Стивенс о городе. «Богатый и хорошо развитый город. Это было странное сочетание хороших, высоких домов, почти особняков, а затем шли сельскохозяйственные угодья и небольшие дома».

Стивенс рассказал, что они вступи в полосу серьёзных боев. ОНС сменил тактику с ночных атак на «снайперскую работу» в течении дня, прикрывая другие группы, которые были на передовой.

«Были минуты, когда я боялся за свою жизнь, и были моменты, когда казалось это лишь вопрос времени, что я погибну или получу ранение» — рассказывает Стивенс. «Но когда у вас есть люди, жизнь которых вам дорога и дело, о котором вы заботитесь, у вас есть причина преодолевать страх, даже если вы очень боитесь».

В течение восьми дней подразделение Стивенса передвигалось от одного здания к другому недалеко от линии фронта и занимало новые позиции. Он рассказал, что он был в качестве снайпера на крыше 6 января, когда его отряд попал под огонь.

«Мы все время что-то слышали», — рассказывал Хогир. «Вы не слышите выстрелов, вы слышите, как что-то ломается. Потом вы видите, что в стене есть отверстие и они стреляют в вас. Вы слышите, как пули летят через это отверстие в стене. Вы слышите, как стена рушится, а куски камня падают на пол».

Все побежали к небольшому укрытию, но Стивенс вернулся за своей винтовкой и был ранен. «Я упал, но я сумел вернуться в укрытие метрах в 15 или 20 от меня, потому что был в режиме мгновенного выживания. Мышцы на моей ноге были порваны, и из нее хлестала кровь».

После того, как ему наложили жгут и повязки, он при поддержке Хогира и других солдат спустился вниз по лестнице и его понесли на носилках. «Мои друзья кряхтели и потели, целый километр пока мы не добрались до безопастного места».

Хогир рассказал, что они и трое других солдат несли носилки под снайперским огнем по дороге. В последний раз он увидел Стивенса возле сирийского полевого госпиталя.

«Он лежал на армейской машине и вокруг него были американцы»,- сказал Хогир. «Я просто сказал ему «ОК, поддерживай связь, скоро увидимся».

Затем для Стивенса наступила полоса путешествий по медицинским учреждениям, которое включало остановки в Сирии и Багдаде, лечение в США и пять операций, четыре из которых были в течение восьми дней.

Медицинские записи Стивенса, показывают, что он был принят в 47-й полевой госпиталь в Багдаде 7 января с огнестрельным ранением его правой ноги, которая была сломана в кости, были повреждены нервы и разорвано ахиллово сухожилие.

Первоначально его называли «Мародер», пока должностные лица не смогли подтвердить его личность, согласно записям. Позже были выяснены имя Стивенса, номер социального страхования и дата рождения.

Стивенс перенес несколько операций, которые как ему сказали, спасли его ногу. «Министерство обороны и армия США позаботились обо мне. Это было мило с их стороны».

Ни армия, ни федеральные чиновники не будут отвечать на вопросы о местонахождении Стивенса, уходе за ним и лечении или участии в лечении американских врачей и оборудования.

Возвращение на родину.

После того, как Стивенс был выписан из полевого госпиталя, он был доставлен в Амман (Иордания), где был запланирован рейс на аэропорт О’Хара. Он сказал, что потерял свой паспорт после того, как его ранили и ему дали временный паспорт, который был выдан на год, согласно предоставленной им копии.

В аэропорту Аммана сотрудники службы безопасности обыскали его рюкзак, и нашли пулю, которую врачи вытащили из его ноги, рассказывает Стивенс. Они решили что это «очень подозрительно» и изъяли обезболивающее из рюкзака. Это означало 14 –часовой перелет в Чикаго без обезболивающего.

В аэропорту О’Хара сотрудники пограничной полиции взглянули на меня и мой паспорт и сказали: «Вам придется пройти  с нами», — продолжал Стивенс. После двух часов допроса они позволили ему взять рюкзак, чтобы найти хоть что-то для облегчения боли. После они отпустили его.

Сидящий в инвалидном кресле и воссоединившийся со своей мамой Стивенс сказал, что возвращение в большой американский город вызвало у него раздражение. Все выглядело «слишком сияющим и дорогим».

«Я чувствовал себя здесь совершенно не в своей тарелке», — рассказывал он. «Не только по отношению к людям, но и по отношению к окружающей среде. Жизнь каждого человека казалась очень далекой от того, что происходило в Сирии. Это было нечто вроде чувства раздражения. Чувство оторванности от среды».

После своего пребывания в Северо-Западном госпитале Стивенс сказал, что стал ближе к  возвращению домой. «Теперь я могу поднимать тяжести. Несмотря на то, что малая берцовая кость сломана я начал свои первые шаги на пути к выздоровлению. Но это своего рода ожидание». За месяц прошедший с тех пор, как Стивенс вернулся домой военная ситуация в Сирии поменялась, произошло турецкое вторжение.

В минувшие выходные Стивенс опубликовал на своей странице в Фэйсбук фотографию своего товарища, который, по его словам, был недавно убит во время нападения турецкой армии на Север Сирии.

«Были минуты, когда я его терпеть не мог и были минуты, когда я не мог видеть никого кроме него»,- написал Стивенс. «И одно неожиданное возвращение, когда я чувствовал себя, как в родном доме, более чем когда-либо. И его смерть смешивает все это вместе в клубок, который никогда не исчезнет. Мученики не умирают. Мы помним их всех, когда вспоминаем идеалы, за которые они погибли».

Когда его рана заживет, Стивенс хочет окончить колледж возможно в Мичиганском университете или в Йеле. Как только он сможет ходить он хочет путешествовать вместе со своей мамой. Они хотят посетить Скандинавию.

Он может даже вернуться в Сирию

Источник: chicagotribune.com

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов.