Измена руководителей и официальных лиц курдской партии Единство (Yekitî) в Сирии, которая находилась под покровительством КНС, была не только в Африне.
После нападения турецкого государства и союзных террористических банд на Африн, которое привело к оккупации Африна и прилегающих районов, были разоблачены многие руководители партий КНС, особенно это касалось партии Единство. Население Африна стало свидетелем их предательства. 
Но предательство руководителей партий КНС началось еще с момента начала революции в Рожаве, особенно ясно это было во время нападения на Кобани и на город Ханасор город в Шенгале. Поэтому сейчас встает вопрос о позиции членов и руководителей КНС, особенно тех кто проживает в Анкаре, Стамбуле и в Башуре (Южный Курдистан).
С 20 января этого года, в течение двух месяцев продолжались нападения турецкой оккупационной армии и ее союзников из террористических банд на кантон Африн, в ходе которого селения близ Африна, целые районы и городской центр подвергались воздушным налетам, артиллерийским и ракетным обстрелам. Использовались истребители, военные беспилотники, вертолеты и все орудия войны. Население Африна и бойцы ОНС/ЖОС и СДС продемонстрировали героическое и легендарное сопротивление этим атакам.
Были разрушены города, деревни, населенные пункты, исторические и археологические памятники, святыни — такие как мечети, церкви, святилища. Также разрушалась инфраструктура и жизненно важные объекты — больницы, школы, сады, склады, станции водоснабжения, пекарни, магазины. Все это причинило значительный моральный и материальный ущерб жителям Африна, которые были вынуждены покинуть свои земли и мигрировать в кантон Шахба.
В ходе этих атак Россия откровенно встала на сторону турецких оккупантов, а все страны мира, включая США, а также международные организации и структуры продолжали молчать о происходящем. Таким образом, все они поддержали оккупацию Африна турецким государством и союзными бандитами.
Курдский народ может в определённой мере игнорировать либо пытаться понять причины поддержки турецкой оккупации мировыми державами. Однако сильная поддержка турецкой оккупации была оказана и некоторыми членами и руководителями КНС (Курдского национального совета), особенно партией Единство, это видно из их заявлений и непосредственного участии в работе Совета, сформированного турецкой партией ПСР (Партия справедливости и развития), в городе Антепе. Этого курдский народ не сможет принять и понять никогда.
Таким образом, факт создания Курдского национального совета, который претендует на защиту интересов курдского народа был разоблачен, а его недавняя поддержка нападения на Африн, показала, какие именно партии относятся напрямую к созданию этого совета.
В этом досье мы попытаемся обсудить общие позиции, практику и действия руководителей партий КНС, особенно партии Единство, которую народ Африна и весь курский народ называет предательской.

Как был создан Курдский национальный совет?

Курдский национальный совет (КНС) был создан 26 октября 2011 года в городе Камышло в Рожаве. Совет состоял из 13 курдских партий: Демократической партии Курдистана в Сирии (ДПК-С) во главе с Саудом Муллой, Партии курдского единства в Сирии, возглавляемой Ибрагим Барро, Партии курдских реформ, возглавляемой Файсалом Юсуфом, Курдской демократической партии в Сирии во главе с Ахмадом Сино, Движения курдского будущего во главе с Нарином Матином, Партии курдского будущего, возглавляемой Саймандом Хаджо, Курдской левой партии во главе с Мухаммадом Муллой, Курдской левой партии, возглавляемой Шаллалом Кадду, Партии курдского демократического единства в Сирии во главе с Камираном Хадж Али, Партии курдского равноправия в Сирии, возглавляемой Наматом Даудом, Курдской национальной партии в Сирии во главе с Тахиром Сафоком, Организацией езидов в Сирии во главе с Сарханом Исса.

Что представляла собой данная структура

Совет был создан для противодействия режиму БААС и строительства новой Сирии без Асада, чтобы объединить различные группы курдского общества и добиться федерализма для курдского народа.
Демократическая партия Курдистана в Сирии (ДПК-С) поддерживалась политически и экономически главой разведывательной службы Южного Курдистана Масруром Барзани, сыном президента Южного Курдистана Масуда Барзани.
Перспективы измены проявлялись еще в начале революции в Рожаве.
КНС, который был создан с целью противодействия баасистскому режиму и с целью строительства новой Сирии без Асада, после начала революции в Рожаве, которая началась 19 июля 2012 года, провел широкомасштабную встречу в Эрбиле и внес изменения в свою внутреннюю систему и цели. 
Примерно через месяц Ибрагим Боро заявил, что революция Рожавы началась без кровопролития, и отметил, что автономная администрация сделала это при поддержке режима БААС и поэтому выиграла. После этого в заявления были внесены поправки, которые были согласованы на заседании в Хавлере.
После внесения этих поправок и изменений в политике КНС многие должностные лица покинули свои рабочие места в районах и городах и присоединились к Автономной администрации Рожавы или администрации кантонов. В этой связи КНС постановил прекратить членство в своих рядах для тех, кто присоединился к администрации кантонов.

Из-за разногласий и проблем между сторонами КНС, 6 партий вышли из КНС еще до 2014 года, и в КНС остались только 7 партий. На основе совместного призыва КНС и Движения Демократического Общества состоялось заседание сторон. Заседание прошло в городе Дохуке, одном из городов Башура (Южного Курдистана) и на нем обсуждались вопросы формирования совместного совета и объединения сил для общих политических усилий двух сторон. На формировании совета по политическому соглашению присутствовали 24 человека, 12 из Движения Демократического Общества и 12 от КНС. На выборах с данный совет три партии от Курдского национального совета — Курдский союз в Сирии, Курдская демократическая партия согласия и Курдская демократическая партия в Сирии проголосовали в пользу Движения Демократического Общества, поэтому Курдской национальный совет изгнал эти партии из своих рядов, таким образом, в КНС остались только 4 партии и эти 4 партии в дальнейшем демонстрировали численность и силу КНС.

Курдский национальный совет перед нападением на Кобани

С момента нападения наемников ИГИЛ на Кобани, которое началось от Тель Абьяда и с запада и еще даже не достигло района Шайхалр , руководители партий Курдского национального совета в Кобани уже начали готовиться к тому, чтобы покинуть Кобани. Заместитель председателя Совета Кобани Адрис Нассан сказал по этому поводу: «Когда мы услышали, что они готовятся к побегу, то Асия Абдулла, Асмат Шейх Хассан и некоторые другие товарищи, которые работали над тем, чтобы остановить нападение попытались встретиться с ними. Но тут мы узнали, что Мустафа Джумаа уже отправился в Башур (Южный Курдистан), а в дальнейшем готовится уехать в Европу, а Муслим Картало, Али Ибрагим Масти, Шахин Ахмад и Фархад Шахин отправились в город Раха в Бакуре (Северный Курдистан), и остаются там».

После нападения на Кобани

Члены КНС в Кобани осуществляли свою деятельность публично вплоть до начала нападения на город и массовых убийств совершенных в этом регионе. Однако после того, как ситуация изменилась они сбежали. Их побег вызвал осуждение среди жителей Кобани. «Они сбежали из города», — говорили люди,- «Они бросили Демократическую автономную администрацию сражаться в одиночку». После освобождения Кобани и окончания военных действий в регионе многие руководители и члены партий КНС втайне вернулись в город и продолжали свою деятельность. Они не могли открыть офисы и проводили собрания в домах. Причина крылась в том что люди не приняли их после того как они сбежали из Кобани во время нападения. 
Эти партии Курдского национального совета занимались искажением имиджа Автономной администрации Кобани, проводили политику дискредитации и распространения ложных утверждений о учреждениях и деятелях Рожавы. Кроме того они собирали людей для, так называемой Пешмерга Рожава, чтобы отправить их в Южный Курдистан. Большинство руководителей и членов партий, участвующих в этом оплачивалось правительством Южного Курдистана, также финансирование шло из города Далок (Антеп) в Бакуре (Северный Курдистан).

 

Источник: ANHA