4 августа Иран заявил, что захватил еще одно судно — нефтяной танкер, который он обвинил в контрабанде нефти из Ирака. Тегеран также высмеял попытку Америки создать международную коалицию для защиты судоходства в Персидском заливе и Ормузском проливе. Иначе говоря, послание Ирана таково: «Мы можем делать все, что захотим, в нашем заливе и в нашем проливе».

Прошло время после тех дней в начале мая, когда США предостерегали Тегеран от любых провокаций и угрожали ему применением «неумолимой силы». Но вместо этого Вашингтон оказался весьма осторожен в том, что касается ответных мер.

Сначала произошел саботаж четырех танкеров 12 мая, а затем нападение на еще два танкера 13 июня, также были ракеты, выпущенные вблизи американских баз в Ираке в середине июня, сбитый американский беспилотник 20 июня, преследование британского нефтяного танкера 11 июля, захват танкера Riah 13 июля и захват британского танкера 19 июля, а также недавний захват еще одного танкера 4 августа.

Иран будет утверждать, что все эти инциденты являются ответными мерами [на отказ США соблюдать условия ядерной сделки и введение Трампом санкций против Ирана], или отрицать, что он стоит за некоторыми из них. Но все чаще оказывается, что Исламская Республика причастна не только к атакам в Ираке, но и к атакам в Саудовской Аравии, а также к атакам против танкеров. Реальный посыл заключается в том, что Иран может делать то, что он хочет, и нет никакого «неумолимого» ответа [со стороны США].

Да, в самом деле, ответа практически нет. США заявили, что экономические санкции разрушают Иран и что он сталкивается с «безжалостным» давлением. Иран говорит, что он сталкивается с «экономическим терроризмом» и обвиняет США и Великобританию, а также другие страны, в работе против него. Так же Иран в ответ на упомянутые меры отказывается от выполнения части обязательств по ядерной сделке.

Тегеран прочитал американский сборник пьес и теперь пытается утвердить власть в Персидском заливе: власть не только в районе его прибрежных вод, но и реальную власть во всем заливе, демонстрируя, что он является единственной силой, которая гарантирует там безопасность.

Иран не только говорит об этом, но и хочет доказать, что это так в действительности. Тем не менее, он прикрылся фиговым листком — предложением о мире Саудовской Аравии и ОАЭ. Джавад Зариф, который попал под санкции США на прошлой неделе, обратился к Абу-Даби и Эр-Рияду. ОАЭ, похоже, отвечают взаимностью, а один министр ОАЭ указывает на то, что обе страны Персидского залива хотят дипломатических мер, чтобы урегулировать конфликт.