Два высокопоставленных разведывательных источника сообщили, что Кассем Сулеймани, лидер иранских сил Кудс, призвал к этому ополченцев, находящихся под влиянием Тегерана три недели назад на фоне обострения напряженности в регионе.

Понятно, что движение по мобилизации региональных союзников Ирана вызвало в США опасения, что интересы Вашингтона на Ближнем Востоке сталкиваются с насущной угрозой. Великобритания повысила уровень угрозы для британских войск в Ираке в четверг.

Хотя Сулеймани регулярно встречался с лидерами многочисленных шиитских группировок Ирака в течение последних пяти лет, характер и тон этого собрания были иными. “Это был не совсем призыв к оружию, но это было недалеко от такого призыва”, — сказал один из источников. Встреча привела к неистовой дипломатической активности между американскими, британскими и иракскими официальными лицами, которые пытаются изгнать призрак столкновений между Тегераном и Вашингтоном и которые теперь опасаются, что Ирак может стать ареной конфликта.

Стало известно о решении США эвакуировать незначительную часть дипломатического персонала из посольства США в Багдаде и из консульства Эрбиле и повысить статус угрозы на американских базах в Ираке. Это также совпало с ростом риска для интересов США и их союзников в Персидском заливе и привело к повышенной угрозе того, что более десятилетия прокси-конфликтов могут перерасти в прямое столкновение между Вашингтоном и Тегераном.

Согласно сообщениям разведывательных источников, на совещании, созванном Сулеймани, присутствовали руководители всех групп ополченцев, которые входят в состав иракских Сил народной мобилизации (СНМ; Хашд аль-Шааби). Один из высокопоставленных политиков, узнавшая об этой встрече, впоследствии встречалась с западными официальными лицами для выражения озабоченности.

Как глава элитных иранских сил Кудс Сулеймани играет значительную роль в стратегических планах и крупных операциях ополченцев. На протяжении последних 15 лет он был самым влиятельным игроком Ирана в Ираке и Сирии, возглавляя усилия Тегерана по консолидации своего присутствия в обеих странах и пытаясь перестроить регион в интересах Ирана.

США стали все громче говорить о деятельности иранских прокси на Ближнем Востоке. Дональд Трамп в этом месяце назвал палестинский Исламский джихад, террористическую группу, финансируемую Ираном и ливанской «Хезболлой», частично ответственной за шквал ракет, выпущенных из Газы по Израилю.

В воскресенье четыре судна — два из них саудовские нефтяные танкеры — были, как сообщается, атакованы у берегов ОАЭ. На следующий день беспилотники, запущенные связанными с Ираном йеменскими повстанцамии [хуситами] поразили два саудовских трубопровода. Саудовские государственные СМИ в четверг призвали к «хирургическим ударам» по иранским целям в ответ. Высокопоставленные саудовские чиновники сказали Вашингтону, что они ожидают, что он будет действовать.

К этим сообщениям добавляется новость о том, что конвой с ракетами, поставляемыми Ираном, был на прошлой неделе успешно переправлен через иракскую провинцию Анбар в Сирию, где он был доставлен в Дамаск, как сообщили Guardian дипломатические источники из региона. Этот конвой смог ускользнуть от американской и израильской разведки, несмотря на то, что последняя пресекла десятки предполагаемых ракетных поставок за последние три года.

Опасения по поводу контролируемого Ираном сухопутного коридора (в Ирак, Сирию и Ливан — прим.), возникшего в результате борьбы с «Исламским государством», в которой шиитские ополченческие группировки играли видную роль, были центральными для представления, согласно которому послевоенные Ирак и Сирия могут быть подорваны региональными маневрами.

Мнение, согласно которому Иран может выйти осмелевшим из борьбы с ИГИЛ, доминировало в недавних дискуссиях между обер-ястребами из окружения Дональда Трампа, советником по национальной безопасности Джоном Болтоном и государственным секретарем Майком Помпео. Оба являются центральными фигурами, способствующими эскалации программы санкций США и стимулировавшими отказа Вашингтона от международной ядерной сделки, подписанной Тегераном и бывшим президентом США Бараком Обамой.

Администрация Трампа по-прежнему настороженно относится к иракским ополченцам. Хотя они вместе вели борьбу против ИГИЛ (организация запрещена в России — прим.), эти группировки были интегрированы в иракскую государственную структуру и все чаще сравниваются с Корпусом Стражей Исламской революции (КСИР) Ирана. Хотя в их состав входят некоторые суннитские, христианские и езидские подразделения, в них доминируют шиитские группы, наиболее могущественные из которых пользуются прямым покровительством Ирана.

Министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант в четверг присоединился к заявлениям США о том, что позиция Тегерана изменилась. “Мы разделяем ту же [что и США] оценку повышенной угрозы, которую несет Иран, — написал он в Twitter. — Как всегда мы тесно сотрудничаем с США.”

Ранее на этой неделе британский генерал бросил вызов заявлениям администрации Трампа о том, что «появилась неминуемая угроза со стороны Ирана», создав необычный публичный раскол между двумя странами [США и Британией], альянс которых иногда проверялся неустойчивым характером региональной политики Трампа.

Великобритания, однако, понимается как центральная фигура в сложившейся ситуации, и в том, что касается усилий по деэскалации кризиса, когда США навязали стратегию “максимального давления” на Иран, и иранские чиновники поклялись защищать свои интересы перед лицом жестких санкций и нефтяной блокады Тегерана.

Посол Тегерана в ООН Маджид Тахт-э Раванчи заявил американскому каналу NPR, что Иран не заинтересован в эскалации региональной напряженности, но имеет “право защищать себя».”

США приказали военно-морской группировке и эскадрилье бомбардировщиков B-52 прибыть в регион в ответ на предполагаемую возросшую угрозу. В Йемене, между тем, где возглавляемая Саудовской Аравией коалиция против союзных Ирану повстанцев-хуситов пятый год ведет военные операции, авиаудары, нанесенные ранним утром, убили шесть человек, в том числе четырех детей. Об этом заявил чиновник Министерства здравоохранения.