Про-иранские милиции расстреливают их. Восстание направлено против коррумпированного режима и стоящих за ним иранцев. В Насирии участники акций протеста удерживают подходы к нефтяным месторождениям и заводам, что уже вызвало перебои с топливом. Продолжается окружение стратегически важного порта Умм-Каср в Басре и создание КПП для контроля транзита грузовых автомобилей.

Самое длинное шоссе, огибающее Багдад по периметру, никогда не видело такого количества флагов, развевающихся из окон каждой проезжающей машины, в знак солидарности между иракцами. Продавец улыбнулся, когда сказал в интервью журналисту «Аль Монитор»: «Cегодня с утра я продал более 1000 флагов, а еще нет и 2-х часов дня».

Десятки тысяч иракцев протестуют по поводу коррупции и иранского влияния. Демонстрации, начатые мусульманами-шиитами, активизировали иракскую улицу, распространившись на все секты и этнические группы.

Например, Мандейский совет в Майсане, на юге Ирака, объявил, что отменяет все празднования, и сказал, что будут соблюдаться только религиозные ритуалы, чтобы показать уважение к протестующим, которые были расстреляны силами безопасности в Багдаде и других провинциях.

Глава Мандейской (гностической) общины в Майсане сказал «Аль Монитор», что люди там вышли на улицу в поддержку требований протестующих и раздавали еду другим демонстрантам.

В связи с этими событиями, патриарх Халдейской католической церкви отменил запланированный визит в Венгрию для встречи с президентом России Владимиром Путиным и премьер-министром Венгрии, предпочитая оставаться в Багдаде в это, как он выразился, «трудное» время.

Патриарх сказал «Аль Монитор», что он и другие епископы 28 октября посетили раненых демонстрантов в больнице Аль-Кинди в Багдаде и предоставили средства на покупку лекарств для раненых.

Он добавил: «Эти молодые люди призывают к тому, чтобы Ирак стал родиной для всех, страной, основанной на гражданском обществе и уважении плюрализма». В заявлении содержится призыв к правительству взять на себя ответственность по защите жизни протестующих и их прав на мирное выражение своего мнения.

Протесты начались мирно, но правительство не ответило тем же. Reuters сообщило, что между 1 и 29 Октября по меньшей мере 250 человек были убиты и тысячи ранены.

Христианские активисты из Ниневии также начали кампанию солидарности с протестующими. Они сделали заявление, в котором говорилось: «Мы … солидарны с демонстрантами. Мы приносим извинения за то, что не вышли на улицы, так как проведение акций протеста в наших городах запрещено».

Гражданская активистка Ранд Халед Собей сказала «Аль Монитор», что инициатива направлена на создание других мероприятий, в том числе кампании по поддержке раненых и нуждающихся людей. Она добавила, что это — шаг вперед, чтобы побудить всех иракских христиан проявить солидарность с протестами: «Наше послание состоит в том, что мы, как христиане, с вами. Мы все — один народ, который любит жизнь».

В Мосуле суннитские активисты также выразили поддержку протестам через социальные сети, несмотря на то, что их вызвали влиятельные сотрудники Службы безопасности, которые потребовали от них письменно пообещать, что они не будут поддерживать протестующих. Об этом говорят многие из тех, кто беседовал с «Аль Монитором».

«Большинство людей, демонстрирующих солидарность с протестующими, — молодые люди обоего пола — активисты, которые не были привлечены [поддерживаемыми Ираном, исламскими] политическими партиями или вооруженными силами», — сказала «Аль Монитору» Лейла Салих, активистка из Мосула.

«У нас так много общего с протестующими в Багдаде и южных провинциях! Они призывают к борьбе с коррупцией в правительстве и контролю над политическими партиями — партиями, которые защищают своих коррумпированных ополченцев, финансируя их», — добавила Салих.

Она указала на то, что некоторые активисты были вызваны органами безопасности и были вынуждены покинуть город из опасений подвергнуться репрессиям, в то время как другие присоединились к протестам в Багдаде и других провинциях.

Среди курдов царит официальное молчание и имеется робкая поддержка протестов со стороны некоторых журналистов, активистов и членов парламента — представителей партий, оппозиционных правящей партии в Эрбиле (ДПК).

Они опубликовали заявление, подписанное более чем 100 активистами, в котором говорится, что народное движение является искренним и мужественным выражением протеста в адрес злоупотребления властью. В заявлении манифестанты названы «мужественными людьми, которые восстали перед лицом плохого управления страной и гибнут от рук группы коррумпированных партий и вооруженных ополченцев и мафий, контролирующих все политические и экономические аспекты жизни, а так же сферу безопасности».

В заявлении так же указано, что государство разделилось по сектантским и семейным линиям — удар по влиятельным семьям в регионе Курдистана, таким как Барзани, Талибани и другие: «Будущее страны оказалось связано с интересами и властью коррумпированных политических и экономических элит. Потенциал и суверенитет страны были направлены на то, чтобы служить региональным и иностранным целям, что является еще одной причиной народного восстания и гнева на улицах».

Курдские активисты и ораторы заявили, что курды официально молчат, опасаясь потерять политические завоевания, которые они получили с 2003 года, когда был свергнут Саддам Хусейн и его репрессивный суннитский режим. Правительство Курдской региональной автономии особенно обеспокоено угрозой улучшению отношений между Курдистаном и центральным правительством при премьер-министре Ирака Аделе Абдуле Махди — даже несмотря на то, что Абдул Махди находится под огнем критики из-за неспособности улучшить условия жизни и изгнать коррупцию. Протестующие требуют его отставки.

Медовый месяц Ирана в Ираке закончился?

Октябрь принес плохие новости Ирану, поскольку народные демонстрации в Багдаде и Бейруте продолжались, сигнализируя о потенциальной угрозе иранского господства над шиитским полумесяцем.

Антииранские настроения стали основным элементом протестов Ирака с 25 октября. Десятки тысяч иракских протестующих считают Иран главным источником нестабильности в стране. Протестующие, вооруженные коктейлями Молотова, напали на иранское консульство в Кербеле — городе, где находятся несколько шиитских святынь. Это произошло вечером 19 ноября.

«После поражения [Исламского государства (ИГ — организация, запрещенная в России, — прим.)] все основные средства массовой информации сосредоточились на трансляции анти-иранских шоу, обсуждающих коррупцию и расширение разрыва между богатыми и бедными», — сказал 27-летний Мохаммед Самир, протестующий из Багдада.

«Крайне бедные люди обвиняют Иран в поддержке коррумпированного правительства и его ополченцев. Люди устали от иранской интервенции».

Самир заявил, что отстранение генерал-лейтенанта Абдула Вахаба ас-Саади, «героя» войны против ИГ, от занимаемой должности (он возглавлял контр-террористические силы, — прим.) стало «искрой для первых протестов». Он добавил: «Это показало масштабы влияния Ирана и побудило многих людей из разных сект и ориентаций присоединиться к протестам».

Впервые в Ираке сложился национальный консенсус, отвергающий вмешательство Ирана во внутренние дела.

«Существует решительный отказ от влияния Ирана, — сказал в интервью «Аль Монитор» Сенад Аль-Фадель, ассистент преподавателя в университете в Наджафе. — Этот коллективный гнев является кумулятивным результатом вмешательства Ирана в политику и экономику Ирака, от сокращения водоснабжения и электроснабжения летом до наводнения местных рынков иранскими товарами, не говоря уже о недавней речи [аятоллы Али Хаменеи]». (Иранцы контролируют часть поставок электроэнергии в Ирак, — прим.).

«Гнев повсюду, — говорит Фадель. — Идут протесты в Наджафе, Кербеле, Басре и Майсане. Антииранские настроения очевидны и не могут быть неверно истолкованы».

Такие настроения направлены против иранского правительства, а не против народа Ирана, говорят протестующие.

«Теперь шииты — это те, кто скандируют лозунги против Ирана, — сказал Талеб, 25-летний активист из Майсана, который попросил не раскрывать его полное имя. — Мы не против народа Ирана… Мы против вмешательства Ирана в наши дела. Они ответственны за формирование вооруженных группировок, которые привели к разрушению государства и разграблению общественного богатства».

Иракцы открыто критиковали Иран во время протестов, сжигая иранские флаги, призывая иранцев покинуть Ирак, разрывая плакаты с изображением Хаменеи и нападая на штабы шиитских ополченцев, поддерживаемых Корпусом Стражей Исламской революции (КСИР Ирана).

«На иракской улице происходит демонизация Ирана. Эта демонизация будет включать в себя и народную мобилизацию, — сказала Суха Хассен, специалист по изучению террористических угроз в Университете Джорджа Мейсона. — Чтобы избавиться от Ирана, вы должны демонизировать его и его оружие, изменив убеждения людей. В настоящее время происходит именно это».

Духовный лидер (фактически, правитель Ирана) аятолла Али Хаменеи усугубил ситуацию, призвав подавить беспорядки и сохранить безопасность Ирака, напомнив далее, как Иран подавлял беспорядки в 2018 году у себя дома. Он обвинил Соединенные Штаты и их союзников в распространении «нестабильности и беспорядков» в Ираке и Ливане, призывая антиправительственных протестующих добиваться перемен строго законным путем.

«Эти требования могут быть удовлетворены только в рамках правовых структур, — указал он. — Соединенные Штаты и Саудовская Аравия имели аналогичные планы в отношении нашей дорогой страны, но, к счастью, люди … вышли вовремя, и вооруженные силы были готовы, и этот заговор был нейтрализован».

В ответ, в своей пятничной проповеди 1 ноября, аятолла Али аль-Систани, главный шиитский священнослужитель Ирака, заявил, что отказывается от вмешательства региональных и международных организаций и навязывания мнений демонстрантам в Ираке. Он сказал, что «ни один человек, ни одна группа, ни одна сторона с определенной точкой зрения, ни один региональный или международный субъект не могут захватить Ирак и навязать народу Ирака свою волю». Систани также призвал власти не «использовать какие-либо вооруженные силы» против демонстрантов. Эта проповедь поставила Систани на сторону протестующих.

Али Башар, политолог из Университета Баян в Эрбиле, сказал в интервью «Аль Монитор»: «Антииранские лозунги были менее распространены в начале из-за развивающихся связей движения влиятельного популиста Муктады Садра с Ираном — движения, которое обычно скандирует лозунг «Иран, вон!». Недавно они заменили его на «коррупционеры — вон!». Однако люди осознали, что Иран и поддерживаемые им группировки истощают возможности иракского государства. Твит Хаменеи спровоцировал народ и привел к реакции против иранского лидера. Хаменеи написал в Твиттере 30 октября, чтобы те, «кому небезразличен Ирак» справились с беспорядками, инициированными в их странах «Соединенными Штатами».

Башар считает, что пятничная проповедь Систани, произнесенная его представителем, удовлетворила многих протестующих. «Я думаю, что Иран готов спасти правительство, которое он помогает формировать, и что он продолжит финансировать многие из своих воинственных группировок», — добавил он.

Гнев царит повсюду в Ираке. Лейт Сахер, учитель английского языка из Насирии на юге Ирака, сказал: «Большинство правящих партий — шиитских и суннитских — находятся под покровительством Ирана. Это оружие Вилайат Аль-Факих». Вилайят Аль-Факих — главная политическая доктрина в Иране, которая устанавливает правление духовенства и правление верховного лидера. Сахер продолжил: «Идет жесткая атака на верховного лидера Ирана. Он не имеет права комментировать наши законные требования социальной справедливости и новой конституции».

И все же Иран полон решимости сохранить свои опорные пункты в Ираке. Шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр призвал премьер-министра Аделя Абдула Махди провести досрочные выборы, чтобы остановить протесты. По данным Reuters, «Садр призвал своего главного политического соперника Хади аль-Амири, чей альянс поддерживаемых Ираном ополченцев является второй по величине политической силой в парламенте, помочь вытеснить Абдула Махди».

Также по данным Reuters, «секретная встреча», которая состоялась 30 октября, «изменила ход событий», когда Иран вмешался, чтобы предотвратить свержение премьер-министра Абдула Махди. ​Касем Солеймани, глава Кудс, «вмешался» и «попросил Амири и его лидеров ополчения продолжать поддерживать Абдула Махди», сообщает Reuters.

Большинство протестующих находятся в возрасте от 15 до 25 лет, что многое говорит о новом поколении Ирака.

«Политикам не приходило в голову, что новое поколение родилось в век технологий и что индоктринация больше не полезна, — сказала Хассен. — Особенно в связи с общим климатом, вызывающим эту революцию… в стране царят голод, унижение и насилие и, наконец, происходят массовые убийства». Хассен имела в виду более 250 протестующих, убитых в ходе демонстраций.

«Это молодежная революция, — добавила она. — Кроме того, речь идет о сокращении вооруженного присутствия Ирана в регионе».

(Иран располагает на территории Ирака специальными силами «Кодс» — элитным подразделением КСИР. Кроме того, на стороны Ирана выступает значительная часть шиитских ополчений, которые входят в Силы народной мобилизации (СНМ), созданных для борьбы с ИГ. Этими группами руководят про-иранские полевые командиры или непосредственно иранские военные. В настоящее время ополчения, или какая-то их часть, расстреливают демонстрантов. Часть милиций СНМ создала по всей стране свои опорные пункты, взимая незаконные налоги с предприятий, транспорта, крышуя проституцию и т.д. Эти группы выступают против протестующих не только потому, что им покровительствует Иран, но и потому, что они боятся в случае успеха революции потерять свой бизнес. Фактически, Иран сумел подчинить себе Ирак, создав внутри него параллельное государство в лице части отрядов СНМ и поддерживая некоторых влиятельных политиков. Иран наводнил Ирак своими товарами, перевел в эту страны часть своих компаний, чтобы вывести их из-под санкций США. Но Иран полностью провалился в том, что касается налаживания иракской экономики, что и стало главной причиной протестов. Не смотря на то, что Ирак является четвертым в мире экспортером нефти, безработица среди молодежи достигает 40 процентов, значительная часть населения лишена качественных продуктов питания, медицинских услуг и даже чистой питьевой воды. Кроме того, коррупция СНМ и связанных с ними политиков так же вызвали гнев, — прим.).

«По этой причине иранская реакция будет насильственной, — сказала Хассен. — Я ожидаю большого количества жертв в течение следующих двух недель. Иран считает Ирак, Сирию и Ливан своей территорией. Он постарается всеми средствами подавить эти демонстрации. Особенно после того, как высшее шиитское руководство Ирака выступило против Хаменеи. Это не радует Иран».

Иракцы продолжают призывать к свержению режима на фоне неспособности политиков найти решения для прекращения протестов, в результате которых погибло более 250 человек. В ноябре иракские активисты начали кампанию по бойкоту иранских продуктов в Twitter и Facebook с хэштегом «оставьте это гнить».

«Мы хотим, чтобы все правительство ушло, а не только премьер-министр, — говорит 30-летний Худа Алаа, врач, присутствовавший на акциях протеста в Багдаде. — Мы преодолели свой страх. Мы бесстрашно прогуливаемся по улицам с иракскими флагами. Несколько дней назад я даже не знал, идти или нет на площадь Тахрир. С тех пор многое изменилось».

https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2019/11/iraq-iran-protests-karbala.html#ixzz64eewM3vj