14:23 Окт. 24, 2017
Эфир
Интервью Абдуллы Оджалана главному редактору газеты «Завтра» Александру Проханову

Интервью Абдуллы Оджалана главному редактору газеты «Завтра» Александру Проханову

Абдулла Оджалан
Короткая ссылка
125

Товарищ Оджалан, русские патриоты с глубокой симпатией относятся к Вашему делу и остро переживают сегодня Вашу драму, вынужденное пребывание в Риме. Мы слышим угрозы, которые раздаются в Ваш адрес. Наши общие врсхгн хотят заключить Вас в тюрьму, объявляют Вас террористом. Ваши сподвижники, желая привлечь внимание мира, обливают себя бензином и сжигают. Как Вы чувствуете себя морально и физически?

Действительно, уже с октября на Ближнем Востоке начала претворяться в жизнь самая, может быть, темная провокация в истории, которую замышляла Турция при поддержке США и Израиля. Проводимый заговор был направлен на мое физическое уничтожение, так как нависла игроза обстрела крылатыми ракетами территории, на которой я находился (по иракскому сценарию), эта акция также была направлена на свержение правящего в Сирии режима. Принимая во внимание мое присутствие в зоне боевых действий, они поставили перед собой цель устранить меня, разделаться со мной. Такой вот приказ был отдан. Чтобы распутать эти гнусные планы, я и обратился к стране, где мог бы найти принципиальную поддержку — к России и прибыл в Москву. В мировой истории имеется множество примеров, когда лидеры национально-освободительных движений поступали таким образом. Мы и сейчас считаем, что поступили правильно. Это было оптимальное решение, однако, предпринятые нами шаги не нашли соответствующей поддержки, на которую мы искренне надеялись. Известная позиция Государственной Думы Российской Федерации по моему вопросу не была далее поддержана в высших инстанциях власти, в результате мы оказались в сложном положении. Эти же трудности повлияли на принятие решения о моем прибытии в Рим.

Вместе с благодарностью к властям и народу Италии хочу отметить, что и здесь нам было нелегко. Мои личные обращения к Европейскому Союзу, осуществляемые из лучших побуждений господином д’ Алема, не дали желаемых результатов, так как в ЕС продолжает иметь место очень пассивный подход к данному вопросу. Вместе с тем противная сторона продолжала обострять ситуацию, что в комплексе с указанным выше фактором и повлияло на активность Италии, став причиной половинчатости и незавершенности усилий г­-на д’Алема. Это сщс более усугубило создавшееся положение. США и Турция резко требовали, чтобы нам не была оказана помощь, чтобы «терроризм»  незамедлительно был наказан. Это смахивало на фарс, когда палачи выступают в роли пострадавших и требуют возмездия, наподобие того, как львам на арене преподносят жертву, дабы усмирить свирепость хищника. Туг уж излишне говорить о законности и порядочности. Эти хищники, стремясь уйти от ответственности за турецкий государственный терроризм, поддержанный США и компанией, продолжали наращивать давление на Италию, не брезгуя открыто шантажировать ее. Напряжение нарастало. Европа приостановила наметившиеся с нами контакты н стала ориентироваться на позицию НАТО по данному вопросу. Было решено удалить меня из Европы, выслать в какую-нибудь другую страну. Эти сложности морального характера, конечно, не радовали нас и мы воспротивились этому, не забывая, что моральное давление могло перерасти в физическое. Ведь турецкие и иже с ними проводники гостерроризма и не маскировали свои угрозы физической расправы. Об этом практически ежедневно говорили президент и премьер-министр Турции. Да, угрозы и давление морального плана ни на минуту цг прекращались, и это очень угнетало. Чтобы избежать негативного для нас хода развития событий, мы решили мобилизовать все наши силы и возможности. Высшая ответственность за судьбу нашего народа требовала этого, мы должны были перебороть все трудности. Но что мы могли сделать в одиночку? Мне дали четко понять: в этом мире для нас не существует места, где мы могли бы чувствовавъ себя свободными, в условиях гарантированной безопасности. Намекали, что создавшаяся для нас, курдов историческая ситуация будет сохраняться и впредь. Согласитесь, — это очень неприятное давление. Вот почему сопротивление всему этому для меня и есть та цель, для достижения которой будут бороться неотступно и до конца. Курдская проблема должна быть решена и она будет решена!

В чем идея создания единого курдского государства, в чем идеология курдов — огромного, великого народа, разделенного на четыре части и по какой-то исторической несправедливости лишенного своей государственности? Какова история национально-освободительной борьбы курдов и как Вы видите свою роль в этой многовековой борьбе?

Без сомнений, очень весомо и ценно создать идеал политического авторитета курда, и для нас признание прав курдов точно так же, как и для других народов, признание их прав является критерием оценки общечеловеческих ценностей. География Курдистана, история курдского народа, как бы слаб и раздроблен он не был, его стремление к свободе и самоопределению, являются для нас первичным, главным и основным. Идеал свободы для нас означает быть свободными и политически. То, что является основным двигателем для политической свободы каждого народа, является незаменимым и для нас. Это единственный путь выхода из создавшегося тупика. Лишение курдов права иметь свою государственность, без сомнения является величайшей несправедливостью, историческим катаклизмом, я бы сказал пастоящей духовной диверсией, открывшей путь лишению народа всех его философских, духовных, идейных истоков, его совокупных идеологических принципов.

Принимая во внимание особенности идеологии курдов, непременно следует учитывать также воздействие и влияние всего наследия мировой цивилизации и мировой идеологии. Главная цель моей деятельности — это обретение курдами международного идеологического авторитета. У многих народов такой авторитет создавался руководителями и идеологами правящих классов, но в Курдистане таких классов и таких руководителей нет. Отсутствует также и исторический опыт в плане политической культуры.

В самом начале моей деятельности Курдистан был расчленен, раздроблен и ослаблен. Народ был лишен естественного права пользоваться своими собственными идеями и принципами. Более того, он в силу своей раздробленности и разобщенности, в силу своего рабского положения, практически растерял имеющиеся у него духовные ценности. Не оставалось даже надежды на возрождение общенациональной идеологии. Ведь разделенная нация и расчлененная территория обитания не могут быть надежной опорой для стремительного рывка к общечеловеческим категориям. Однако это не помешало мне воспринять Курдистан как единое целое, как монолитную страну. Я решительно взялся за неимоверно трудное дело создания освободительного движения в этой расчлененной стране. Я встал на этот путь со словами «Необходимо и освободительное движение, необходима и страна». Свое место, свою историческую роль я вижу в том, чтобы положить конец порочному кругу событий, когда за кратковременными вспышками народного гнева следуют ужасающие репрессии против моего народа. Мои возможности на начальном этапе борьбы, можно было бы сравнить с рытьем колодца иголкой. Но я верил. Я искал и боролся, вдохновляясь в 70-х годах делами мира социализма и набирающего силу мирового освободительного движения. С другой стороны, я опирался на исторический путь курдского народа, критически осознав факт отсутствия у него более или менее целостной идеологии. Одновременно меня не испугало то реальное обстоятельство, что никто другой не горел желанием в тяжелейшие времена возглавить курдское национально-освободительное движение. Наоборот, — думал я, — как могло случиться, что такой древний народ, как курдский, мог оказаться в таком незавидном положении, ведь такого не было ни у одного другого народа? Я, чувствуя моральную и историческую ответственность, взял это на свои плечи и в одиночку (как один класс, один народ, одна партия) начал борьбу. Существующее сегодня положение — есть историческое подтверждение моей правоты. Теперь это созрело до таких пределов, когда наши патриоты для демонстрации политической сплоченности и силы  идут на акты самосожжения. Во время моего пребывания в Риме б4 молодых патриота совершили такие акты и я с трудом приостановил это. Может быть, были совершены героические поступки, которые не совершал еще ни один народ. Тысячи других  патриотов  и сейчас настроены  на самопожертвование.

Когда я покидал Москву, два курдских патриота, облив себя бензином, танцуя, совершили акт самосожжения, выражая этим свой героизм и готовность отдать самое дорогое за свободу родного народа. Все это происходило перед зданием Думы, что воочию показало миру: что мы отстаиваем и как мы отстаиваем. Конечно это большая трагедия, но патриоты надеются на решение вопроса и освобождение своего народа. Если я смогу остановить трагедию и устранить эту боль народа, то тогда я смогу считать себя самым счастливым человекам в мире.

Товарищ Оджалан, борьба по созданию своего государства имеет множество аспектов. Это и боевые действия, это и создание полной международной поддержки, это и создание идеологии Сопротивления. Как сегодня проходит военная, религиозная. культурная борьба курдов за самоопределение?

В основе национально-освободительной борьбы курдов лежит сама культура, которая четко отражает ее идеологическую направленность. Моя основная задача — создать действительно национальную идеологию, дать курдам духовную силу. Я верю, что смогу это сделать. Такая идеологическая работа помогает проложить для курдов путь к сокровищницам непреходящих человеческих ценностей, осознания ими этих ценностей. Активизация темпов и расширение границ идеологической деятельности нашей партии стали именно той непреодолимой преградой, которая не позволяет турецкому фашиствующему государству разделаться с нами, несмотря на всю военную мощь Турции, поддержку ее со стороны мировой реакции. Курдское движение — это не классическое национально-освободительное движение. Более того, это многогранная, разносторонняя борьба его всему периметру сегодняшней жизни нашего народа, широкая идеологическая деятельность, конкретная, практическая работа РПК по защите человека и человечности, активная, наступательная, победоносная вооруженная борьба, создание несгибаемой армии — достойно противостоящей вооруженным до зубов агрессивным турецкий войскам. Это целенаправленные шаги по возрождению богатейшего культурного наследия нашего народа, история которого насчитывает более 6-ти тысячелетий, определение, может быть, впервые за всю историю, правильного пути. Все это вместе взятое и дало нам возможность для поступательного развития. Я верю, что если активная деятельность в этом направлении будет продолжена, правильная идеологическая линия даст ожидаемые результаты, как в политике, так и в вооруженной борьбе. И курдское национально-освободительное движение обязательно добьется своей конечной цели. Я в этом не сомневаюсь. Однако, надо смотреть правде в глаза, признав, что на этом пути у нас еще не все гладко. Скажем, у нас имеется достаточно серьезных проблем в подборе, воспитании и расстановке кадров. Передвигаясь по разным регионам я стремлюсь решать эти вопросы. Положительные сдвиги есть, но я не тороплюсь оценивать их как удовлетворительные. Дорогу к нашей окончательной цели я вижу через решение кадрового вопроса. Несомненно, нам необходима внешняя международная поддержка, солидарность друзей, но в первую очередь мы думаем об укреплении нашей структуры, чтобы сама наша система была очень прочной. Политическая и военная деятельность нашей партии завершится успехом, благодаря творчески мыслящим, созидательным кадрам. Это общеизвестная истина и я не сомневаюсь в том, что мы добьемся выполнения поставленной задачи — создания высокопрофессионального корпуса преданных кадров.

Турция – стратегический  враг России. Сегодня, когда Россия ослаблена, когда подорвана русская государственность, Турция активизировалась на Кавказе и в Средней Азии. В политике Турции проявляются худшие черты Османской империи. Курдское сопротивление, курдский фактор рассматриваются русскими геополитиками как жизненно важное для России явление. Как проходит курдское сопротивление в Турции?

Действительно, на фоне сегодняшнего ослабления России Турция, являясь ее стратегическим врагом, проводит целенаправленную подрывную работу по раздроблению, расчленению России от Кавказа до Средней Азии. Внедряя своих экономических ставленников — агентов влияния в Москве и других регионах России, Турция делает все для дальнейшей дестабилизации ситуации. Турция не скрывает свои планы по созданию некоего туранского государственного образования в подбрюшье государства Российского. И это не удивительно. Странно и удивительно то, что некоторые российские деловые круги и отдельные политики способствуют этому. История за это горько заплатит. Это и нас губило. Турецкий фашизм окреп так, как он сам этого не ожидал. Экономическую мощь, которую они не смогли обрести в Европе. И вместо того, чтобы как-то противостоять таков откровенной экспансии, поставить заслон перед вражескими действиями Турции, Россия, наоборот, ее поддерживает. После 1990 года многие правительства России оказывали такую поддержку. Эта неожиданная, для самой Турции, помощь фактически была направлена против курдского народа, что еще более усугубило и ухудшило его положение. Я хотел бы подчеркнуть необходимость исправления данного положения. Я хотел бы отметить также, что пользы от поддержки Турции для России нет, и не будет в дальнейшем. Истина состоит в том, что Турция усиливает и активизирует действия по возрождению османского империализма. Мнения и оценки российских политиков по этой проблеме известны. Но вопрос не в оценке, необходимо принять меры для предотвращения этого нашествия. Курдское национальное движение, может быть, самое надежное оружие в борьбе против надвигающейся опасности. И если бы мы сами не смогли организовать курдское движение, такое как РПК, то в таком случае Россия должна была бы это сделать. Непонятно, почему Россия остается безучастной к такому дружественному ей движению и наоборот, строит сомнительные отношения с Турцией? Это горько признавать, но таково реальное положение дел. Россия ранее оказывала поддержку практически всем национально-освободительным движениям в мире. Сегодня уже она сама нуждается в поддержке. Курдское освободительное движение – это естественный союзник России и мы готовы на деле доказать свою истинную дружбу с Россией, быть ее опорой в ближневосточном регионе. Мое посещение Москвы выявило реальное положение дел. Мое задержание, несомненно, стало результатом имеющихся трудностей в наших взаимодействиях. Этот эпизод даже невозможно было предугадать и потому необходимо создать мост взаимной поддержки между нашими народами. Я не хочу и не буду отказываться от своей роли в этом благородном деле. Я и впредь буду обращать свои надежды к России, я твердо готов и сделаю необходимые шаги навстречу.

Борьба, которую ведете, выявляет в народе героев и мучеников. Мы рассматриваем Вас как героя своего народа. Расскажите о сегодняшних  героях и мучениках курдского сопротивления.

Могу сказать, что мы — движение с самым большим количеством героев. Сотни курдских девушек и юношей подорвали себя гранатами и, разорвав огнем свои молодые тела, прославили героизм курдской молодежи. Действительно, большое противоречие — увидеть у самого слабого, угнетенного народа — курдов — проявления массового самопожертвования, неповторимые примеры героизма. Это положение, которого нет в мировой истории. Ни у одного другого народа нет подобных фактов. Такой героизм невозможно себе представить. И бойцы РПК, несмотря на свою малочисленность, с таким мужеством и отвагой, противостоящие одной из самых сильных армий мира, естественно, большие герои. Голодовки со смертельным исходом впервые имели место в тюрьмах Диярбакыра — столице Северного Курдистана. И самые преданные патриоты РПК погибли во время голодовок. Они стали героями, которых не сломили тюремные застенки. В настоящее время десятки тысяч патриотов РПК продолжают голодовки в турецких тюрьмах. Но очень горько осознаватъ, что такие действия не приведут к желаемому результату; мы несем невосполнимые потери. Непростительно бесцельно совершать такие акции, хотя они на самом деле являются подвигом и героизмом. Потому что проявить такой героизм и не достигнуть цели очень горько для нас. Можно было малой кровью добиться большего. Это действительно несправедливо. Но, вместе с тем, нас утешает то, что завоевания, которых мы обязательно добьемся, в результате героических усилий наших людей, станут достоянием всего прогрессивного человечества. Эти жертвы не напрасны.  Нас вдохновляет также то, что героизм курдских борцов за свободу не только войдет ярчайшей страницей в тысячелетнюю историю нашего народа, но и станет предметом гордости на сотни лет, наравне с другими общемировыми ценностями. Воплощение результатов борьбы и самопожертвования курдских героев даст мне новые силы, источники вдохновения и удовлетворение от той мысли, что я жил и боролся не впустую.

Любая народно-освободительная война, особенно та, которая ведется годами и десятилетиями, рождает свою культуру сопротивления, культуру освободительной войны. Кто среди современных курдов слагает стихи и песни курдского сопротивления. Есть ли поэмы и спектакли?

Существует большая культура сопротивления. Наша цель — воплотить в самое большое творческое произведение всю борьбу. На самом деле только в России отобразилась историческая культура борьбы ее народа. Для нас культура сопротивления очень важна и актуальна. Но сильных в творческом отношении литераторов у нас пока нет. Появление сильных романистов в нынешних ужасающих для наших людей условиях практически невозможно. Это, к сожалению, реальность. Во-первых, эта связано со сложностями курдского языка. Однако, историческое наследие нашего народа, летопись нашей национальной борьбы очень богаты и со временем дадут ростки. Я сейчас могу только сказать, что если писатели нашего сопротивления переживут эту героическую эпоху и создадут литературные и другие художественные образы, то наша культура станет не только достоянием курдского народа, но и уверен, мировым достоянием. И, несомненно, это позволит расширить границы и дополнит перечень великих памятников мирового искусства и литературы. Собственно, сама культура может  получить сейчас новое развитие, благодаря богатому курдскому фольклору. Это настоящая кладовая нашей культуры, надо лишь приоткрыть двери и досконально все исследовать. Я обращаюсь ко всем писателям: «Обследуйте эту богатейшую сокровищницу, воспользуйтесь ее умом и душой и создайте, создавайте замечательные произведения, и вы сами станете знаменитыми, великими! Поднимите пласты несметного богатства народного творчества и вы сами станете во весь рост.

Товарищ Оджалан, мы с некоторым недоумением узнали аз Вашего заявления о том, что Вы, быть может, уступая давлению и угрозам, решили изменить тактику сопротивления и отказались от радикальных форм борьбы. Не есть ли это проявление слабости, не породит ли это разочарованные среди Ваших друзей и союзников?

Прежде всего, мой ответ связан с известием о моем дистанцировании от РПК и ФНОК. Это ложь с самого начала. Вопрос не в моем отказе от радикальных методов. Наоборот, он связан со стратегической линией партии на открытие дороги культуры борьбы и правильным пониманием этого. Хочу сказать: политическая линия РПК всеми должна быть признана как созидательная и позитивная. Руководство РПK несет ответственность за то, что с самого начала не сделало этого. Для исправления просчетов оно должно внести коррективы, изменения и изыскать необходимые силы для достижения этого. Это не может быть механическая смена курса и его исполнителей. Я принял меры для этого, все наши друзья могут быть спокойны. Такого строя как, в СССР, не будет. Мы обязаны идти вперед, и я верю в возможность создания жизнеспособного строя. Партия вновь до конца пройдет путь победы. Я объявляю, что не приемлю расслабление в работе кадров, требую изменений, улучшений, хочу, чтобы в развитии нам не ставили преград. Я говорю о том, чтобы наше товарищество двигалось в этом направлении. Это правильный путь, в противном случае, почему столько людей сжигает себя? Мы, руководители, оказались перед лицом проблемы. Если руководство РПК, включая меня, не сможет справиться с этим, мы должны это решать и отвечать за это. Эта включает и ФНОК, и армию. У нас очень много героических борцов, но в партизанской войне необходимо позитивное обновление, особенно в командном составе. Мелкие дела, учет только своих интересов наносят большой вред деятельности партии. для устранения этого я уже давно мобилизовал вое необходимы силы. Моя деятельность на Ближнем Востоке была политической деятельностью, и эта деятельность привела нас к началу вооруженной борьбы. Непонимание действительности отдельными командирами РПК, отказ идти в ногу, встать на путь поисков новых методов борьбы, является одной из острых проблем. Но я не теряю надежды. У РПК действительно есть ядро самоотверженных и преданных руководителей, но то, что они не всегда действуют творчески — очень горько. В руководстве РПК я стараюсь воспитать плеяду высокоактивных курдских борцов, вместо устаревших схем, отживших отношений. Последнее мое выступление связано именно с этим. Возможности для перемен очень большие и мы стремимся вовремя воспользоваться ими. Это не проявление слабости, наоборот, это шаг против надвигающихся проявлений благодушия, послаблений, бесконтрольности, наконец. Нашим друзьям не надо бояться. Мы не отказываемся от борьбы, но надо быть реалистами. Друзья курдского народа должны сделать все от них зависящее, чтобы помочь нашему движению — форпосту сил мира и безопасности на Ближнем Востоке.
И в заключение. Чтобы ответить на все злободневные вопросы, наверно недостаточно одной единственной беседы. Мы вступили в 1999 год, и я хочу надеяться, что он станет годом укрепления наших отношений с великим русским народом.

Газета Завтра 271 (6 1999)

По этой же теме:

Мурат Карайылан: можем инициировать вооруженные выступления
Свободу Абдулле Оджалану!
Фархат Патиев: целью ИГ является уничтожение курдского народа
Пять причин деградации экономики Турции
“Лишь единство и сплоченность курдского народа позволят преодолеть угрозу терроризма!”
Планы ДПК и Турции в геноциде Шенгала
«Исламское государство» угрожает «завоеванием Стамбула»
Теги:
Абдулла Оджалан, Александр Проханов, Ирак, Иран, Курдистан, Курды, Россия, Сирия, турция