В последние дни в Израиле происходит бунт 150-тысячной общины эфиопских евреев. В результате трёхдневных столкновений пострадала как минимум сотня израильских полицейских и множество демонстрантов. Эфиопские евреи (Бета-Исраэль и другие общины) продолжают акции протеста в связи с жестокостью местных правоохранительных органов. Они перекрывают трассы, бросают в полицию камни. Поводом для бунта стало убийство 19-летнего члена общины Бета-Исраэль Саломона Тека. Он был застрелен 30 июня сотрудником полиции в городе Хайфа при неясных обстоятельствах. Эти события стали буквально калькой с бунтов чернокожего населения США после убийств черных граждан, совершенных полицией. Ниже заметка израильского журналиста о судьбе мигрантов из Эфиопии. 

*** 

История Эфиопской Алии (общины мигрантов. – Прим. ред.) уникальна в летописи эмиграции, но ее последствия и реакция израильского общества были удручающе предсказуемы. 

Одиннадцать лет назад я проезжал по аккуратному небольшому комплексу возле израильского посольства в Аддис-Абебе, где будущие иммигранты готовились к путешествию на новую родину. «Мы импортируем социальную бомбу замедленного действия», – сказал мой гид, высокопоставленный сотрудник Еврейского агентства (Сохнут). 

Как и почти все его коллеги, он критически относился к политике, которая привели к решению облегчить иммиграцию для тысяч членов народа Фалашмура в Израиль. 

С его точки зрения, фалашмура, в отличие от общины эфиопских евреев Бета-Исраэль, которая была доставлена в Израиль в ходе операций «Моисей» и «Соломон» в 1980-х и 1990-х годах, не имела права на алию (в данном случае – переезд в Израиль), поскольку они были потомками христиан с незначительными претензиями на еврейские корни. Многие лидеры эфиопской общины, уже находящиеся в Израиле, придерживались того же мнения. 

Но как ветеран агентства, он делал свою работу в меру своих возможностей. Государство Израиль решило, что они должны стать израильскими гражданами, и он был там, чтобы убедиться, что это произойдет. Когда мы наблюдали за группой из 60 мужчин, женщин и детей, загружающих свои вещи в автобус, который отвезет их позже в аэропорт, его гнев был направлен в другое место. 

Огромные потраченные ресурсы; человеческие жертвы тысяч людей, которые шли к взлетно-посадочным полосам (многие умирали по пути); профессионализм пилотов израильских ВВС, агентов Моссада и эмиссаров Еврейского агентства, которые участвовали в первых секретных операциях по доставке эфиопских евреев в Израиль, – все это известно. Израильские политики и еврейско-американские филантропы встречали их в аэропорту Бен-Гурион. 

Об этом написаны книги, сняты фильмы. Обозреватель New York Times Уильям Сафир написал в 1985 году – после того как появились подробности операции «Моисей»: «Впервые в истории тысячи чернокожих людей вводятся в страну не в цепях, а сохраняя достоинство, не как рабы, а как граждане». 

Как благородно! И как далеко от ежедневной реальности изолированной иммигрантской общины, сталкивающейся с трудностями, унижениями и как случайным, так и систематическим расизмом в Израиле. 

Отчасти это тот самый израильский синдром превосходства на пиках и застоя в низинах. Сотрудник Еврейского агентства был разочарован, узнав, что новые иммигранты будут встречены по прибытии социальными системами, у которых нет понимания и ресурсов для решения проблемы интеграции прибывших в израильское общество. 

Этот израильский синдром отражает опыт израильских исследователей и предпринимателей, разрабатывающих передовые технологии для автономных транспортных средств и передовых медицинских услуг, в то время как сами они часами стоят в пробках из-за ветхих транспортных систем или навещают своих родственников, лежащих в залах ожидания и коридорах недоукомплектованных больниц. 

Каждая волна иммиграции в Израиль проводилась по одному сценарию: церемонии и речи политиков в аэропорту, за которыми следуют унылые периферийные города и тесные кварталы для бедных. 

Но иммигранты из других частей мира обычно прибывали с большим количеством инструментов, чтобы в конечном итоге преуспеть в израильском обществе (если не они, то их дети оказывались способны преуспеть), будучи частью более крупных общин с определенным политическим влиянием. У эфиопской алии ничего подобного не было. 

Отсутствие подготовки к интеграции общины, прибывшей из голодающей аграрной африканской страны, было не просто материально-техническим и бюрократическим провалом. Это был также концептуальный провал, для которого у Израиля нет оправдания: он должен был узнать из опыта больших волн иммиграции из Северной Африки и Ближнего Востока в 1950-х годах, что расизм является более серьезной силой, чем любая причудливая идея «поглощения» новых иммигрантов. Кроме того, с чернокожими израильтянами никогда не будут обращаться как с равными только потому, что израильтяне первоначально радовались их прибытию и в мае 1991 года – в дни после операции «Соломон» израильтяне бросились тысячами в центры абсорбции, чтобы добровольно пожертвовать деньги, одежду и технику. 

Самомнение как израильтян, так и многих евреев диаспоры, что Израиль участвует в благородном предприятии, привлекая тысячи чернокожих людей, должно было быть очевидным. Но никто не счел нужным сообщить об этом раввинату, который сделал все, чтобы унизить новых граждан, возложив на них обязательства обращения в иудаизм. Или бюрократам в медицинской системе, которые выбрасывали кровь, предоставленную эфиопскими донорами. И, конечно же, полиция! Ее руководитель еще три года назад сообщил адвокатам, что для его офицеров «естественно» быть более подозрительными по отношению к черным гражданам. 

Иллюзия, что, «приведя» эфиопов в Израиль, мы каким-то образом доказали, что наше общество не различает цвета кожи, смешна. Но эту иллюзию было достаточно легко поддерживать, когда 150 000 членов эфиопско-израильской общины спокойно жили в районах с низким уровнем дохода в небольших периферийных городах. 

Теперь, когда отношение полиции к эфиопской общине стало невозможно игнорировать и взрыв насилия произошел у нас на глазах, премьер-министр Биньямин Нетаньяху спешит созвать свой поддельный «министерский комитет для продвижения интеграции в израильское общество израильских граждан эфиопского происхождения». Между тем доверенные лица Нетаньяху вышли в эфир и социальные сети, чтобы осудить «левые организации за подстрекательство к насилию». 

История эфиопской алии может быть уникальной в летописи эмиграции. Но ежедневная реальность была ужасающе предсказуемой. И никто не пытался разрядить социальную бомбу замедленного действия.