Районы Ашрафия и Шейх Максуд в Алеппо являются примерами самоуправления. Население не покинуло своих кварталов во время войны с джихадистами – оно оказало им сопротивление и построило самоуправление.

Шейх Максуд подвергался нападениям со стороны джихадистов с начала 2013 года. С тех пор район проявляет стойкое сопротивление. Одним из неутомимых борцов сопротивления является Фатма Хасен, пресс-секретарь женского движения Конгресс «Стар» в Шейх Максуде. АНФ побеседовала с активисткой на учредительном конгрессе Ассамблеи женщин Северной и Восточной Сирии.

– Фатма, какие задачи стоят перед Ассамблеей женщин Северной и Восточной Сирии?

– Сегодня мы выполняем широкий спектр работ: от Африна до Серекание, от Манбиджа и Табки до Ракки и Дейр-эз-Зора. В результате этой работы мы организовали учредительный конгресс Ассамблеи Северной и Восточной Сирии. Мы надеемся, что эта Ассамблея будет способствовать распространению женского движения в Сирии, на Ближнем Востоке и в мире в целом. Слова нашего председателя Апо, его надежды и его проект реализуются. Я говорю: «Давайте сопротивляться и ничего не ожидать от государств. Давайте черпать наши силы в нас самих, из нашего сопротивления и становиться сильнее». Мы, женщины, можем дать правильный ответ на данном этапе. Ассамблея внесет важный вклад в свободу женщин. Как сказал лидер Апо, нет ничего невозможного. Мы создали свое существование из ничего.

– Расскажите о сопротивлении Шейх Максуда и роли женщин в нем?

– Сопротивление Шейх Максуда продолжалось около семи лет. С силой, которую мы черпали из идей лидера Апо, женщины, мужчины, дети и старики – все вместе сопротивлялись и не позволяли джихадистам продвигаться к Шейх Максуду. До своего ареста председатель Апо часто приезжал в Алеппо и преподавал там. Я черпала огромную силу из встреч с ним, и с этой силой мы сопротивлялись насилию. Мы сказали себе, что можем остаться голодными, но не без Шейх Максуда, и пообещали освободить его.

Шейх Максуд является областью стратегического значения. Если бы мы отказались от района, тогда весь Алеппо пал бы. Наши люди проделали большую работу в Шейх Максуде. Например, газета Ronahî была напечатана здесь впервые, и то же самое было с нашим журналом. Здесь многие молодые люди присоединились к сопротивлению и стали героями. Мы готовили для бойцов на войне, ухаживали за ранеными, предоставляли необходимые товары и старались обеспечить им все необходимое.

– Что было самым трудным в этом революционном процессе?

– Я никогда не забуду то, что наши врачи оставили нас и убежали. Когда наши друзья получили травмы, мы ничего не могли для них сделать. Мы были окружены, не было ни врачей, ни лекарств – среди нас было всего несколько медсестер. У раненых открывалось внутреннее кровотечение, но мы ничего не могли сделать. Они умерали на наших глазах, но наши руки были связаны. Я буду помнить это больше всего, несмотря на все проблемы, через которые мы прошли. Мы думали только о том, как можем помешать врагу достичь Шейх Максуда.

Мы сопротивлялись месяцами и годами, и мы победили. Наш успех стал примером для всех. Даже лидер Апо говорил об этом успехе и называл людей революционерами. В Шейх Максуде жители и наши вооруженные силы объединились, и мы добились успеха. Сражаясь, мы одновременно занимались воспитательной работой с людьми. Женщины расчищали подвалы и присматривали за детьми там. Это трудное время сделало нас семьей, каждый вносил свою лепту, и эта семья преодолела все невзгоды.