А потом ничего не произошло. США направили в Турцию делегацию, в том числе посланника Джеймса Джеффри и военных экспертов. В то же время министр обороны США в начале августа предупредил Турцию о недопустимости одностороннего наступления в Сирии. Вашингтон и Анкара попытались выработать компромисс.

Анкара умеет использовать резкие выражения. «Если зона безопасности не будет создана и угрозы в отношении нашей страны продолжатся, мы начнем операцию на востоке от Евфрата», – заявил 22 июля министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу.

«Мы полны решимости разрушить террористический коридор к востоку от Евфрата, независимо от того, как завершатся переговоры с США о создании зоны безопасности вдоль сирийских границ», – заявил 27 июля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. 12 августа во время празднования Курбан-байрама министр иностранных дел указал на то, что Турция не позволит США затормозить процесс проведения операции к востоку от Евфрата. Значит, турки делают это с США или без них. Тем не менее одновременно шестеро американцев приехали обсудить создание координационного центра с Турцией в Анкаре при Минобороны этой страны.

Ну так что же: Турция все равно начнет операцию? Посольство США в Турции заявляет, что как можно скорее должна быть осуществлена реализация идеи зоны безопасности. Это означает управление областью размером со штат Коннектикут, которая простирается примерно на 400 км вдоль границы и составляет 15-30 км глубокий. Но насколько это может быть реально?

В политике США обычно ничего не делается быстро. Америка должна была уйти из Сирии в декабре 2018 года, затем она решила остаться, хотя был осуществлен частичный вывод войск (согласно докладу от 6 августа, опубликованному Пентагоном). Так что США уходят и не уходят. Они говорят о зонах безопасности и коридорах мира, а Турция говорит, что определенно начнет операцию.

Турция пообещала уничтожить в основном курдские группировки, сотрудничающие с США в восточной Сирии. Речь идет об Отрядах народной самообороны (ОНС), которые, по словам Турции, связаны с Hабочей партией Курдистана (РПК), а также о множестве групп, которые связаны между собой в восточной Сирии. Сюда входят Сирийские демократические силы (СДС) – зонтичная организация, связанная с партией «Демократический союз» (ПДС) и с Демократическим сирийским Советом (ДСС). Турция хочет вытеснить все эти силы с турецко-сирийской границы. Анкара говорит, что эти группы доверяют «иностранным силам» и что они «завтра окажутся в могиле».

Это тот же язык, на котором турецкие лидеры говорили в декабре 2015 года, когда обещали, что РПК в Турции «будет похоронена в траншеях, которые они сами вырыли». Это было сказано во время боев с РПК внутри границ Турции. «Мы хороним их в траншее, которую они вырыли, и будем продолжать это делать», – сказал Эрдоган в декабре 2018 года на политическом митинге, как сообщает Hurriyet News. С тех пор риторика не изменилась, поскольку Турция настаивает на том, что вернет восточную Сирию «ее истинным владельцам», как это было в ходе операции в курдском регионе Африн в январе 2018-го. (Оккупировав курдский кантон Африн на севере Сирии, турецкое государство стало селить в этом регионе тысячи арабских беженцев из различных районов Сирии, в то время как тысячи курдов, проживавших в Африне, вынуждены были бежать. Тем самым проводилась политика этнической чистки и изменения демографии в Северной Сирии. – Прим. ред.).

Как правило, США отмахиваются от подобной риторики, отвергая ее как простой национализм или предвыборную агитацию. Несмотря на то что Анкара из года в год говорит одно и то же, у американцев существует убеждение, что все можно скрыть с помощью соглашений, которые отложат кризис на несколько месяцев. Это относится и к другим кипящим вокруг Турции кризисам – таким как конфликт США и Турции вокруг сделки С-400: Турция купила российские системы ПВО, в ответ на что США пытаются вытеснить Анкару из программы F-35. (Речь идет о запрете поставок в Турцию новейшего американского боевого самолета F-35, а также об исключении Турции из программ обучения пилотов этого самолета и из программы производства деталей для F-35. – Прим. ред.).

Пентагон теперь говорит, что переговоры с Анкарой о зоне безопасности позволили «достичь первоначального понимания относительно механизма безопасности вдоль сирийской границы с Турцией, механизма, который решает турецкие проблемы безопасности и поддерживает безопасность на северо-востоке Сирии». Это произошло после того, как 9 августа госсекретарь США Майк Помпео заявил, что переговоры между США и Турцией привели к прогрессу в создании «устойчивого механизма безопасности».

Но США не объясняют, как и что они делают. Америка не информирует своих партнеров в СДС или в других группах в восточной Сирии о своих планах. Она предпочитает окутать все происходящее тайной. Это происходит с осени 2018 года. Именно тогда Вашингтон внезапно назначил награду за поимку трех лидеров РПК, в то время как советник по национальной безопасности США Джон Болтон заявил, что американцы не покинут Сирию, пока оттуда не уйдет Иран. Когда Америка, казалось, покидала Сирию в декабре, СДС, со своей стороны, предприняли попытку прийти к соглашению с Дамаском, чтобы предотвратить турецкое наступление. (Возможно, это решение СДС стало одним из факторов, заставивших США отказаться от полного вывода войск из Сирии, то есть от того, чтобы бросить своих курдских союзников. Ведь в случае ухода США на севере Сирии мог сформироваться союз курдов с Дамаском и произошло бы очередное усиление Дамаска, а значит, и Ирана – главного союзника Асада и главного противника США. – Прим. ред.).

В любом случае неясно, в каком виде материализуется пресловутая зона безопасности. Учитывая риторику Турции о перспективах военного наступления на Сирию, непонятно, как в следующие полгода или год можно будет избежать нового кризиса.

Будет ли Анкара завоевывать земли северо-восточной Сирии и, если да, то где именно? Как СДС примут это, в то время как США поощряют их продолжать борьбу с ИГИЛ*? Ведь получается, что районы северной Сирии, где бойцы СДС сражались и погибали, чтобы освободить их от ИГИЛ в 2015 году, будут переданы в зону безопасности, контролируемую, по крайней мере отчасти, Турцией. Налицо отсутствие ясности и прозрачности, что в прошлом приводило к кризисам. Но нынешнее руководство в Вашингтоне имеет тенденцию углубляться в кризисы, причем до такой степени, как если бы это стало его доктриной. Но является ли это доктриной? Или же, напротив, все дело в отсутствии долгосрочной стратегии, в положении, когда отдельные акторы правительства США, такие как Пентагон, Государственный департамент, советник по национальной безопасности и другие, просто реализуют свою собственную политику и надеются на лучшее?

*- запрещенная на территории РФ террористическая организация.