Год назад президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент России Владимир Путин заключили Сочинское соглашение, направленное на деэскалацию ситуации в неспокойной сирийской провинции Идлиб. Сейчас ситуация в регионе продолжает обостряться, и перед Анкарой возникла перспектива увидеть, как сбываются ее худшие кошмары.

Идлиб переполнен гражданскими лицами, перемещенными из других частей страны. В регионе находятся почти четыре миллиона человек. Многие из них снова направились к турецкой границе, чтобы избежать нападений со стороны поддерживаемого Россией сирийского режима.

Новый приток сирийцев стал бы катастрофой для Анкары, которая уже приняла более чем 3,5 миллиона беженцев.

Между тем беспорядки 30 августа на пограничном переходе Баб-аль-Хава, где сирийские беженцы пытались пробиться в Турцию, могут быть расценены как сценарий будущего. Турецкие силовики применили слезоточивый газ и открыли огонь в воздух для разгона демонстрантов, которые жгли турецкие флаги и плакаты с изображениями Эрдогана.

Когда было заключено соглашение в Сочи, многие предсказывали, что Анкара и Москва в конечном итоге будут действовать в разных направлениях из-за их различных приоритетов в Идлибе. Соглашение было поспешно составлено по инициативе Эрдогана после того, как поддерживаемая Россией сирийская армия подготовилась к массированному наступлению на Идлиб летом 2018 года. Анкара опасалась, что наступление вызовет новую волну беженцев и ликвидирует поддерживаемые Турцией группы в регионе.

В соответствии с соглашением в Идлибе должно было быть объявлено прекращение огня, а между легальными сирийскими оппозиционными группировками и сирийской армией должна была быть создана демилитаризованная зона. Турецкие войска должны были быть развернуты в этой зоне (сегодня Турция имеет 12 военных наблюдательных пунктов в Идлибе) вместе с подразделениями российской военной полиции для наблюдения за прекращением огня и обеспечения выполнения условий Сочинского соглашения.

Перед Турцией также была поставлена задача нейтрализовать боевиков «Хайят Тахрир аш-Шама» (ХТШ)* и другие джихадистские группировки, которые, по словам России, с самого начала были исключены из режима прекращения огня.

«Мы договорились, что к 15 октября создадим вдоль линии соприкосновения вооруженной оппозиции и правительственных войск демилитаризованную зону глубиной 15-20 километров с выводом оттуда радикально настроенных повстанцев, в том числе ХТШ», – сказал Путин во время совместной пресс-конференции с Эрдоганом в Сочи 17 сентября.

Эрдоган заявил: «Благодаря этому соглашению мы исключили большой гуманитарный кризис в Идлибе». Он добавил, что оппозиция продолжит оставаться в тех районах, где они находятся, и сказал, что Турция обеспечит, чтобы радикальным группам не разрешили действовать в Идлибе.

Оглядываясь назад, можно отметить, что это соглашение чаще нарушалось, чем соблюдалось.

Неспособность или нежелание Турции выполнить свои обязательства по нейтрализации ХТШ превратилась в главную причину ее бед в Идлибе. Россия продолжает жаловаться, что ХТШ получила контроль над большей частью провинции, находящейся под наблюдением Турции.

Соглашения о прекращении огня заключались и нарушались, и с тех пор между Эрдоганом и Путиным состоялось много личных переговоров, но они не смогли разрешить существенные разногласия по Идлибу. Последняя встреча прошла 27 августа, когда Эрдоган поспешил в Москву, чтобы еще раз обсудить обостряющуюся ситуацию в Идлибе.

Путин, однако, подтвердил приоритеты России в Идлибе во время пресс-конференции после переговоров с Эрдоганом, заявив: «Террористы продолжают обстреливать позиции сирийских правительственных войск и пытаются атаковать российские военные объекты. Мы убеждены, что зона деэскалации не должна служить убежищем для боевиков или быть плацдармом для новых атак».

Он отметил, что вместе с Эрдоганом разработал дополнительные совместные меры по нейтрализации очагов терроризма в Идлибе и нормализации обстановки как в этой зоне, так и на остальной территории Сирии. Что это за меры и могут ли они что-то изменить, остается неясным.

Эрдоган заявил, что атаки режима в Идлибе были направлены не только против гражданских лиц, но и угрожали безопасности Турции и вызвали крупный гуманитарный кризис. Однако он в очередной раз избежал обвинений в адрес России. Анкара продолжает призывать Москву просто обуздать режим Асада, хотя Москва и не отрицает своего участия в операциях в Идлибе. Эрдоган предупредил, что Турции, возможно, придется предотвратить эти нападения военным путем, если они будут угрожать турецким силам в регионе. Может ли Турция сделать это без одобрения России? Это еще один открытый вопрос.

Бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якиш видит еще одну причину, по которой режим хочет продолжить свою деятельность в Идлибе. Режим может действовать «с намерением обескуражить Турцию, собирая беженцев на ее границе», пишет Якис в Arab News.

Аналитики считают, что Башар Асад вряд ли остановит операции в Идлибе, учитывая тот импульс, который его заявка на захват всей провинции приобрела при поддержке России.

Слабость Эрдогана в отношении действий России в Сирии была очевидна во время его визита в Москву. После переговоров по Сирии Путин увез Эрдогана на авиасалон МАКС-2019, где турецкий президент был очарован передовой военной техникой, которую Турция могла бы купить у России теперь, когда она купила российские системы ПВО С-400.

Несмотря на остроту ситуации в Идлибе, именно этот аспект визита Эрдогана освещался проправительственной турецкой прессой.

Москва подсластила пилюлю перед визитом Эрдогана, объявив, что одностороннее прекращение огня будет объявлено в Идлибе 31 августа. Большинство аналитиков, однако, считают, что курс на это прекращение огня будет следовать заявленным ранее позициям и установкам России.

По словам министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу, российская сторона также заверила, что турецкие военные наблюдательные пункты в Идлибе не будут атакованы режимом. Это заявление было сделано после недавнего авиаудара режима по турецкому конвою, направляющемуся к турецкому военному посту вблизи недавно захваченного сирийской армией стратегического города Хан-Шейхун.

Дамаск утверждает, что Турция везла оружие террористам в Хан-Шейхун. Многие аналитики считают, что сирийский удар не мог произойти без ведома России.

Чавушоглу также подчеркивает, что Турция не будет выводить свои войска ни с одного из своих 12 наблюдательных пунктов в Идлибе.

Внешнеполитический аналитик Мурат Йеткин утверждает, что Анкара не хочет эвакуировать эти посты, даже если турецкие солдаты станут мишенью для атак. «Если Эрдоган отзовет своих солдат, это будет воспринято турецкой общественностью как знак того, что политика Турции в Сирии рухнула», – написал Йеткин в своем блоге Yetkin Report.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил после того, как режим захватил Хан Шейхуна, что правительство Асада соблюдает соглашение, достигнутое в Сочи, и только отвечает военными операциями на действия группировок, исключенных из соглашения. «Сирийские вооруженные силы при нашей поддержке не нарушают никаких договоренностей, – заявил Лавров в ходе пресс-конференции в Москве 26 августа. – Никто ни в коем случае не соглашался с тем, что на атаки террористов не будет дан ответ».

Турецкий политический обозреватель Фикрет Била считает, что Москва успешно использует «тактику салями», чтобы закрепиться в Идлибе. «Иногда операции России усиливаются, затем они замедляются. Иногда они объявляет о прекращении огня, но в конечном итоге сирийские силы сужают круг», – написал Била в независимом новостном портале T24.

Йеткин утверждает, что Асад получит контроль над Идлибом, несмотря на усилия Анкары удерживать режим подальше от провинции. «Похоже, Асад отправится в Идлиб, но неясно, куда тогда отправятся «противники режима», – написал Йеткин, используя данный эвфемизм для джихадистов. – Что беспокоит Эрдогана, так это то, что местом, куда они отправятся, будет Турция».

Между тем недавний неожиданный удар США по связанному с «Аль-Каидой» лагерю джихадистов в Идлибе прибавил еще одно осложнение к проблемам Анкары на севере Сирии, в то время как проблемы Турции с Соединенными Штатами к востоку от реки Евфрат далеки от разрешения.

Как Турция выпутается из всей этой паутины – загадка для турок, которые с растущим волнением следят за развитием событий вдоль длинной границы Турции с Сирией.

*- запрещенная на территории РФ террористическая организация