«Действуйте как премьер-министр, но не используйте свои полномочия, даже не назначайте глав провинциальных организаций своей собственной партии”, — приказал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган своему бывшему премьер-министру Ахмету Давутоглу. Такая информация появилась в интервью, которое Давутоглу дал на прошлой неделе «Голосу России». Эта радиостанция — дочерняя компания российской медиасети Спутник, финансируется Москвой и вещает на турецком и других языках.

Сразу после трехчасового интервью 18 июля турецкие журналисты, проводившие его, были удивлены, когда им сказали не транслировать интервью. Россия, очевидно, хорошо заботится о тех, кто проявляет к ней лояльность. Таким образом, критике Эрдогана, который покупает в РФ противоракетную систему С-400, по-видимому, нет места в российских СМИ.

Но Давутоглу, который был прежде тенью Эрдогана, служа его старшим советником по внешней политике, недоволен. Его разочарование обнаружилось в апреле, когда он опубликовал 50-страничный манифест на своей странице в Facebook, подробно описывая ошибки президента и неудачи ПСР.

«Либеральная платформа партии была заменена государственническим, ориентированным на безопасность подходом», — писал Давутоглу, который также занимал в прошлом пост министра иностранных дел. «Я бы не согласился ни спокойно оставаться в партии, ни спокойно ее покинуть».

Лояльный министр иностранных дел, а затем премьер-министр — человек, которому поручали вести переговоры и подписывать соглашение о беженцах с Европейским Союзом, автор лозунга “ноль проблем с соседями” в качестве руководящего дипломатического принципа своей страны, оказался вне правительства в 2016 г. Сегодня он рассуждает, должен ли он покинуть партию, в которой он вырос и сформировался как политик, или остаться и попытаться изменить ее изнутри, несмотря на слабые шансы успеха.

Но два других бывших чиновника не проявили таких колебаний: Али Бабаджан, бывший вице-премьер, считавшийся архитектором экономической политики Турции; и Абдулла Гюль, один из основателей ПСР, который когда-то был близким другом Эрдогана и занимал пост президента Турции до выборов 2014 г. Между этими двумя и Эрдоганом появились глубокие политические и идеологические разногласия, которые достигли своего апогея, когда последний не дал Бабаджану пост в кабинете министров в своем новом правительстве.

В этом месяце Бабаджан объявил о своем уходе из ПСР, из своего политического дома. «Нам нужно новое видение и новое политическое движение», — сказал он в кратком заявлении для прессы, добавив, что «Турция перешла от испорченной парламентской системы к испорченной президентской системе».

Что бы ни происходило, Эрдоган уже идет в атаку. В заявлении для прессы он предупредил, что Бабаджан «не имеет права разрушать умму». Используя Исламский термин «умма» (община, нация), он подразумевал, что Бабаджан нарушает фундаментальные принципы ислама, которые недвусмысленно запрещают гражданскую войну.

Гражданская война между союзниками?

Похоже, она уже разгорается. Впрочем, Бабаджан и Гюль не бросились обнимать Давутоглу, которого они и многие другие все еще считают фаворитом Эрдогана, несмотря на всю его критику своего бывшего босса.

Спор между ними восходит к 2014 г, когда Эрдоган был избран президентом. В этот момент ПСР должна была выбрать как нового председателя, так и нового премьер-министра. Оба, Гюль и Давутоглу, хотели поста премьера, и большинство членов партии поддержали Гюля. Но Эрдоган все же назначил Давутоглу, потому что он понимал, что Гюль, скорее всего, попытается заблокировать конституционные изменения, которые дадут президенту далеко идущие полномочия.

Давутоглу недавно сказал, что если бы он знал, что Гюль хочет быть премьер-министром, он бы отказался от конкуренции. Но вражда между ними переросла в открытый раскол.

Со своей стороны, Гюль и его союзники обвинили Давутоглу в том, что он, приняв пост премьер-министра, передал Эрдогану абсолютную власть и уничтожил шансы защитить демократические ценности от атак президента Турции. Действительно, высказывания Давутоглу в интервью «Голосу России» фактически показывают, что Эрдоган контролировал своего премьер-министра и урезал его полномочия.

Глава Национальной разведки Турции Хакан Фидан также появился из-за кулис. Фидан, которого считают всезнающим сильным человеком, заявлял о своем намерении заняться политикой еще в 2015 г. Он даже пытался баллотироваться в парламент, но Эрдоган надавил на него, чтобы он смягчился и возобновил свою работу в качестве начальника разведки, с широкими полномочиями и огромным бюджетом.

Фидан согласился с этой просьбой и стал самой влиятельной личностью Анкары как в военных, так и в дипломатических делах. Его проблема в том, что он считается близким к Гюлю, и поэтому Эрдоган, естественно, с подозрением относится к нему.

Следующие президентские и парламентские выборы планируется провести в стране только в 2023 г. До тех пор многое может произойти — как в экономической, так и в дипломатической сферах. Эрдоган пытается доказать, что Бабаджан, который поддерживает повышение процентных ставок для сдерживания инфляции – ошибается. Он также позиционирует Турцию как региональную державу, которая не поддается международному давлению. (На практике, экономика Турции, когда в нее стал активно вмешиваться Эрдоган, вошла в кризис, который сопровождается высокой безработицей и инфляцией — прим.).

Прежде всего, Эрдоган попытается восстановить веру общественности в него после поражения его кандидата на недавних выборах мэра Стамбула. Но со следующими выборами через четыре года у тех из его соперников, которые покинули ПСР, также будет достаточно времени, чтобы привлечь общественность и представить альтернативу 16 годам правления партии.