Лицемерие Эрдогана, когда он делает вид, что защищает мусульман во всем мире, особенно ощутимо по сравнению с его политикой в отношении прав собственного угнетенного курдского населения.

31 марта Турция изберет мэров 81 столицы провинций и 957 городов. Однако складывается впечатление, как выразился президент Эрдоган, что страна «вот-вот вступит в войну или собирается претерпеть смену режима». В условиях современной Турции, которая сейчас сталкивается со стагнацией, рецессией и растущей инфляцией, для Эрдогана выборы являются вопросом выживания.

Он проталкивает националистический дискурс, поскольку шансы его партии выглядят шаткими в Анкаре, Стамбуле и других крупных городах. Президент обеспокоен возможным исходом выборов и пытается отвлечь внимание избирателей.

После относительно длительного периода молчания об Израиле Эрдоган недавно назвал премьер-министра Биньямина Нетаньяху вором и тираном, который убивает семилетних палестинских детей. Он предупредил Нетаньяху не провоцировать мусульман, заставляя израильских солдат входить в мусульманские святыни в Иерусалиме.

Но его антиизраильские вспышки ничто по сравнению с атакой на Китай в связи с чувствительным вопросом о массовых репрессиях Китая против мусульман-уйгуров в провинции Синьцзян.

9 февраля МИД Турции опубликовал заявление, осуждающее политику систематической ассимиляции в отношении уйгурских турок как большой позор для человечества. Несколько дней спустя в Совете по правам человека ООН в Женеве министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу назвал сообщения о нарушениях прав уйгуров в Синьцзяне серьезным поводом для беспокойства.

Ответную реакцию Китая немедленно выразил его посол в Анкаре Дэн Ли. «Повсеместная публичная критика ваших друзей не является конструктивным подходом… если вы выберете неконструктивный путь, это негативно скажется на взаимном доверии и отразится на торгово-экономических отношениях», – заявил посол. В качестве первого шага возмездия Китай временно закрыл свое консульство в Измире и выдал предупреждение китайским гражданам, путешествующим в Турцию.

Эрдоган давно использует национальный вопрос для внутренних нужд. После беспорядков 2009 года в Урумчи в Синьцзяне, унесших более 200 жизней, в основном китайцев народности хань, тогдашний премьер-министр Эрдоган охарактеризовал события как «своего рода геноцид».

Лицемерие Эрдогана, когда он делает вид, что защищает мусульман во всем мире, особенно сильно ощутимо по сравнению с политикой Турции в отношении прав собственного угнетенного курдского населения. За десятилетний период (1991-2001 годы) под контролем военных были эвакуированы или сожжены 3206 курдских деревень на юге Турции под предлогом их защиты от курдского повстанческого движения РПК (Курдская рабочая партия).

С тех пор как Эрдоган пришел к власти, не найдено никакого решения для людей на юго-востоке страны. По данным Amnesty International, многие из примерно 500 000 курдов, перемещенных в 2015 и 2016 годах из своих домов в районах, которые находятся под комендантским часом на юго-востоке Турции, не имели доступа к жилью и средствам к существованию. Многие не смогли вернуться в свои дома, которые были разрушены во время или после военных действий.

ООН подтвердила сообщения о том, что в феврале 2018 года в ходе военной операции Турции «Оливковая ветвь» против курдского кантона Африн на севере Сирии около 126 000 мужчин, женщин и детей были перемещены и не смогли вернуться домой.

Чтобы быть еще более эффективной в борьбе с курдами, несколько дней назад Турция объявила о начале совместной военной операции с Ираном против курдских «террористических групп» вдоль границ двух стран.

Нынешняя позиция Эрдогана по уйгурскому вопросу контрастирует с позицией его врага и конкурента за лидерство в мусульманском мире, наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана. Во время его недавнего визита в Китай, где он был принят со всеми почестями, одобрение принцем права Китая на принятие «антитеррористических» и «деэкстремистских» мер рассматривалось как поддержка подавления Китаем уйгуров.

Для Мухаммеда бин Салмана это была сладкая месть после политического удара, полученного от Эрдогана, который использовал ужасное убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги в Стамбуле, чтобы представить себя в качестве защитника прав человека и свободы слова. Эрдоган приказал арестовать 231 журналиста после неудавшегося военного переворота в июле 2016 года. По данным базирующейся в Швеции правозащитной группы Stockholm Center for Freedom, в 2018 году 122 турецких журналиста получили тюремные сроки, 4 из них были приговорены к пожизненному заключению без права на условно-досрочное освобождение. Почти 200 СМИ были закрыты. Из всех журналистов, арестованных по всему миру, треть пришлась на Турцию.

Турция, как исторический враг христианства и завоеватель Европейской территории, и президент Эрдоган лично, как исламистский мировой лидер, занимают особое место в «Великом манифесте», опубликованном на Facebook австралийским радикальным правым террористом Брентоном Таррантом, который 15 марта убил мусульманских верующих в двух мечетях в Крайстчерче, в Новой Зеландии. Эрдоган представлен как один из величайших врагов, которого «следует убить».

На своих предвыборных митингах Эрдоган обещал выяснить, почему Таррант посетил Стамбул на 3 дня один раз и на 40 дней во второй раз. Президент Турции утверждал, что террорист говорил ерунду, заявляя: «Мы приедем в Стамбул и уничтожим все мечети и минареты».

Но в то же время Эрдоган неоднократно показывал видеозаписи нападений на мечеть Крайстчерча на предвыборных митингах, несмотря на призывы властей Новой Зеландии прекратить распространение этих видеороликов, а также попытки Facebook и YouTube удалить их.

Более того, ссылаясь на победу Турции над австралийскими и новозеландскими войсками в ходе кампании Галлиполи во время Первой мировой войны, Эрдоган пригрозил, что любой, кто придет в Турцию с антимусульманскими настроениями, будет отправлен обратно в гробах. Премьер-министр Австралии Скотт Моррисон яростно отреагировал на оскорбительные комментарии турецкого президента, предупредив, что «все варианты на столе».

Будет интересно посмотреть, помогли ли эти жесткие националистические послания Эрдогану еще раз обмануть турецких избирателей.