Потеря Эрдоганом Стамбула включает четыре важных элемента, значение которых далеко выходит за рамки потери кресла мэра этого города.

В ночь выборов служба новостей агентства AA, которой было поручено публиковать обновления результатов голосования, перестала сообщать о подсчете голосов в Стамбуле, как только стало ясно, что кандидат от правящей Партии справедливости и развития (ПСР) проиграл.

Менее чем через шесть часов после закрытия избирательных участков несколько представителей элиты ПСР сказали мне по секрету(автору статей ред.), что вопрос о Стамбуле решится в суде, потому что Эрдоган не отпустит город. С тех пор это вошло в риторику СМИ, подконтрольных правящей партии, в то время как оппозиция была вынуждена задать тот же тревожный вопрос: позволит ли Эрдоган Экрему Имамоглу, который получил большинство голосов, занять пост мэра Стамбула? Необходимость задавать такой вопрос сама по себе является проблемой.

Эти выборы стали серьезным ударом по популярности Эрдогана. С 2014 года только в одном из 10 крупных городов мэром был представитель основной оппозиционной Республиканской народной партии (РНП). Теперь она выиграла в шести городах. Причем четыре из них – Стамбул, Анкара, Измир и Анталья – владеют 50% богатства Турции. Города с более чем 60% ВВП Турции теперь получили мэров от РНП. Стамбул с 15 миллионами жителей владеет 30% от общего богатства страны.

Напомним, что путь Эрдогана к президентству начался в 1994 году с должности мэра Стамбула. А сейчас Эрдоган потерял город – в Стамбуле победил человек, имя которого стало известно большинству турок только три месяца назад.

Эти выборы стали уникальными, так как Эрдоган впервые в своей политической карьере заявил, что не доверяет опросам общественного мнения. Поэтому опросы людям не показывали. Эрдоган провел восемь митингов в Стамбуле в последний день кампании. ПСР планировала там победу.

 

Противник Эрдогана Имамоглу выиграл Стамбул в 2019 году, как и Эрдоган в 1994-м, практически без поддержки СМИ. Имамоглу резонировал с самой уязвимой эмоцией стамбульцев: с чувством принадлежности к этому огромному мегаполису и одновременно потери себя в нем.

Почему Эрдоган потерял Стамбул, который он часто называет своей любовью? Очень важно понять это, потому что, как правильно заметил сам Эрдоган, потеря Стамбула будет означать для него потерю Турции.

Четыре причины потери Стамбула

Первая причина связана с потерей основных консервативных избирателей ПСР. Правящая партия, представляющая собой фактически турецкий вариант «Братьев-мусульман», вложила значительные средства в преобразование светской учебной программы в исламскую. Это привело к обратным результатам. Теперь в Стамбуле есть молодежная прослойка, практически не имеющая навыков, необходимых для рынка труда. Элиты ПСР наблюдают за тем, как их сыновья и дочери достигают совершеннолетия и отказываются от исламского образа жизни. Элиты пытаются оправдать свои коррумпированные истории о нищете и богатстве, одновременно пытаясь внушить молодежи благочестивую мораль.

Молодежь сыта по горло раздутой исламистской риторикой правительства и его расточительным образом жизни. Примечательно также, что большая часть видимого внутреннего круга Эрдогана, то есть кабинета, не состоит из жестких сторонников политического ислама. Различных лидеров религиозных орденов уговаривают открыто поддержать Эрдогана, но их недостаточно, чтобы убедить молодежь в том, что политический ислам – это жизнеспособная идея.

 «Дава [исламское дело] продается за iPhone», – это общее настроение. Исламисты, особенно молодые, разочарованы.

Вторая причина потери влияния – курдофобия. Предвыборная риторика Эрдогана была нацелена на членов прокурдской ДПН, руководство которой находится в заключении с ноября 2016 года. После того как курды на протяжение месяцев выслушивали рассуждения о том, что они не были достаточно хорошими гражданами, большинство из них поддержали оппозицию, особенно после звонка брошенного в тюрьму курдского политика, руководителя ДПН Селахаттина Демирташа.

Третья причина – система закадычных друзей правящей партии в Стамбуле, которая благоприятствует большому бизнесу и тщательно отобранным компаниям. Несколько компаний уже превратились в мегакартели в последнее десятилетие, тогда как малый бизнес теряет средства. Рост цен на продовольствие пугает семьи со средним и низким доходом. Все аспекты экономики пострадали от ужасно спланированных, непомерных мегапроектов, связанных с близкими правительству компаниями.

Были ли данные проекты действительно необходимы? Никто не может сказать с уверенностью, но люди должны платить за них, потому что правительство обещало компенсации компаниям, которые строили мосты, аэропорты и даже больницы. Система закадычных друзей, которая раньше давала некоторые преимущества населению беднейших районов Стамбула, теперь стала работать исключительно для высших эшелонов власти. Торговцы из Стамбула, принадлежащие к среднему классу, в основном остались в стороне.

И, наконец, последняя причина – выход Турции из системы демократии. Популистский лидер должен оставаться популярным. Но Эрдоган постепенно теряет популярность, и потеря Стамбула является одним из последствий происходящего. Однако нам не позволили измерить потерю популярности. По мере того как Эрдоган захватывал все больше власти, он становился все более враждебным по отношению к различным слоям общества. При минимально функционирующей демократии эти отчужденные группы накапливались, бросая вызов правительству.

Государственные учреждения сделались неприкосновенны для любой критики – от сатиры до мыльных опер. Любой признак неповиновения строго наказывался. Турция заключает под стражу огромное число журналистов, сотни ученых, юристов и других инакомыслящих.

Сегодня конкуренция между основными СМИ сводится к тому, кто из них станет самым преданным Эрдогану и самым полезным для него. Мы видим, как там хвалят Эрдогана. Его фанаты, которым платят за аплодисменты, приезжают на его митинги, и только «хорошо воспитанные» женщины и мужчины могут играть роль журналистов в его пресс-корпусе. Эрдоган выигрывал все выборы во многом благодаря мастерски выстроенной им системе, а также потому, что правила выборов откалиброваны до, после и во время процесса.

Поскольку Эрдоган сконцентрировал всю политическую власть в своих руках, он постепенно потерял поддержку народа, ибо в глазах народа он стал нести ответственность за все.

Сегодня легитимность его правления размывается, поскольку результаты выборов оспариваются им. Урна для голосования была единственным оставшимся оправданием, которое Эрдоган должен был демонстрировать, объясняя, что он представляет волю народа. Потеря Стамбула может стать самой большой потерей в политической карьере Эрдогана.