Неделя началась с тревожных новостей для курдов и других граждан Турции: Министерство внутренних дел отстранило от занимаемых должностей трех избранных мэров, в основном в курдских юго-восточных провинциях Турции, сославшись на их предполагаемые связи с терроризмом. Вместо мэров Диярбакыра, Мердина и Вана были назначены правительственные попечители. Нет необходимости спорить, насколько нелепы обвинения против отстраненных мэров, которые были избраны 63%, 56% и 53% голосов соответственно на местных выборах 31 марта.

Мэр Мердина Ахмет Тюрк был отстранен от должности после попытки государственного переворота в 2016 году в рамках широкомасштабных репрессий против курдских политиков, активистов и журналистов. Он является ветераном политики, служившим в различных интервалах в турецком парламенте с 1973 г, с репутацией, далекой от каких-либо обвинений в терроризме.

Хью Уильямсон, директор европейского и центрально-азиатского отделений правозащитной организации Human Rights Watch, сказал: «Правительство президента [Реджепа Тайипа] Эрдогана фактически отменило результаты мартовских местных выборов в трех основных городах курдского Юго-востока и Востока, удалив избранных мэров, всех действительных кандидатов и взяв под свой контроль эти муниципалитеты. Обмазывание грязью мэров, с помощью утверждений о неясных связях с терроризмом, направлено на то, чтобы лишить курдское население избранных представителей власти. Оно ставит под угрозу всех, кто привержен демократическим выборам, правам человека и верховенству закона».

Мэр Диярбакыра Сельчук Мизракли, врач по профессии, утверждает, что доверенное лицо, ранее назначенное мэром города по решению режима Эрдогана, было вовлечено в коррупцию.

«19 августа — политическое землетрясение в истории Турции», — сказал Мизракли в интервью Deutsche Wellenewsorganization, описывая решение об отстранении его самого и его коллег-мэров.

Попечитель, [в прошлом] назначенный режимом Эрдогана, оставил муниципалитет Диярбакыра с огромным долгом, как отмечает Мизракли.

Первым делом новый попечитель Вана решил повесить [в кабинете] огромную фотографию Эрдогана и переместить фотографию Мустафы Кемаля Ататюрка, основателя современной Турецкой Республики, в другое место. Изображения этого портрета были распространены в социальных сетях.

Попечители, которые в 2016 году были назначены государством вместо избранных (а затем снятых и заключенных в тюрьму) мэров, как говорят, оказались коррумпированы и расточительны. Об этом сообщили недавно снятые мэры Диярбакыра, Мердина и Вана. Например, государственный попечитель в Диярбакыре построил рядом со своим офисом позолоченную мраморную ванну. Более 2 миллионов лир ($350 000) было потрачено на мебель.

Государственный попечитель в Мердине, который заменил Тюрка на посту мэра, попал в заголовки газет благодаря информации об отправке серебра стоимостью 500 000 лир Эрдогану, а так же благодаря трате 150 00 лир «на фисташки» и прочие ореховые скорлупки.

Отстранение от должности демократически избранных курдских мэров менее чем через пять месяцев после выборов стало тревожным сигналом для будущего политической демократии в Турции. Демократия эта, похоже, едва выживает.

Между тем, продолжаются акции протеста в Стамбуле и преимущественно курдских юго-восточных провинциях Турции, где полицейские нападают на демонстрантов, вышедших на улицы в знак протеста против решения правительства.

«Мы будем на улицах каждый день», — заявил 20 августа в Диярбакыре местной прессе со-председатель прокурдской Демократической партии народов (ДПН) Сезай Темелли.

Мэр Стамбула, Экрем Имамоглу, который был избран на повторных выборах 23 июня, опередив на 806 000 голосов кандидата от правящей партии Эрдогана (ПСР, Партия справедливости и развития), также отреагировал на удаление курдских мэров. «Нельзя связать смещение мэров Диярбакыра, Вана и Мардина с демократическими практиками. Три мэра, которые заменены назначенными государством доверенными лицами, были избраны всенародным голосованием на местных выборах 31 марта. Игнорирование воли народа недопустимо», — написал Имамоглу в Twitter.

Есть предположение, что смещение трех курдских мэров является предвестником худшего в будущем. Мэры Стамбула и Анкары, которые принадлежат к главной оппозиционной Республиканской народной партии (РНП), также могут быть сняты подобным образом.

Многие личности, которые ранее вообще молчали о репрессиях в отношении курдских политических деятелей, на сей раз откровенны. Бывший президент Абдулла Гюль написал в Twitter: «Свержение новоизбранных мэров не идет на пользу нашей демократии».

Гюль известен как «святой покровитель» новой партии, которая будет основана под руководством Али Бабаджана, экономического руководителя Турции в течение первого десятилетия правления Эрдогана — эпохи, когда Турция достигла экономического успеха. Отколовшаяся новая партия, как ожидается, сократит базу поддержки Эрдогана и его правящей Партии справедливости и развития.

Ахмет Давутоглу, бывший высокопоставленный чиновник, сменивший Эрдогана на посту премьер-министра в 2014 году, чье имя было связано с репрессиями против курдов в 2015 году, также раскритиковал этот шаг против мэров в своем Twitter-аккаунте. Давутоглу тоже готовится сформировать новую партию и привлечь тех, кто готов отколоться от правящей партии Эрдогана. Он написал, что практика отстранения избранных мэров направлена «против духа демократии».

Действия режима Эрдогана в этом году напоминают чрезвычайное положение периода 2016-2018 годов, которое вызвало волнения в основном в Диярбакыре и в юго-восточном регионе страны, а также в Стамбуле. Сотни людей были задержаны, муниципалитет и другие государственные учреждения в Диярбакыре были практически опечатаны, а силы безопасности приняли чрезвычайные меры в городе.

Атаки на права человека, похоже, продолжаются, что делает режим Эрдогана еще более репрессивным, особенно в отношении курдов.

И все же это — опасная линия для Эрдогана. Он поставил под сомнение свою легитимность, потерпев унизительное поражение в Стамбуле на повторных выборах мэра 24 июня. Его репрессии против курдов на этот раз вызвали критику со стороны широкого политического спектра, начиная от мэра Стамбула до бывших соратников Эрдогана, таких как Гюль и Давутоглу. Президент, который сегодня сталкивается с растущим экономическим и финансовым кризисом — а стоимость лиры снова начала падать по отношению к доллару США после отстранения курдских мэров — видимо, считает, что он должен подавить все проявления инакомыслия в стране. Он, кажется, боится, что расширение инакомыслия и неизбежные расколы в его партии сократят срок его пребывания в должности.

То, что случилось 19 августа может оказаться политическим землетрясением, как и указал Мизракли.

Репрессии начались в то время, когда внешнеполитические неудачи Турции вновь стали заметны в Сирии. Сирийская армия нанесла удар по турецкому военному конвою, который направлялся для усиления союзников Турции в сирийской оппозиции, а также атаковала турецкий наблюдательный пункт к югу от стратегического города Хан-Шейхун на главной автомагистрали между Дамаском и Алеппо.

Министерство обороны Турции заявило, что операции проводились силами режима Асада в нарушение договоренностей, достигнутых с Россией. Неоднократные предупреждения Турции российским официальным лицам и напоминания о том, что она оставляет за собой право на ответные меры, по-видимому, остались без внимания, поскольку президент России Владимир Путин сказал: «Мы поддерживаем усилия сирийской армии».

В ночь на 19 августа силы сирийского режима захватили Хан-Шейхун, и все доверенные лица Турции в регионе эвакуировались. Турецкий наблюдательный пункт в более чем 5 километрах к югу от Хан-Шейхуна, в настоящее время изолирован.

Кроме того, турецкие намерения двигаться на северо-восток Сирии не получили необходимого одобрения со стороны Соединенных Штатов.

Атака на избранных курдских мэров «имеет прямое отношение к продолжающимся переговорам между Турцией и Соединенными Штатами о создании зоны безопасности на территории, контролируемой сирийскими курдами, вдоль общей границы Турции с Сирией, — написала Амберин Заман в Al-Monitor. — Некоторым американским дипломатам, которые спокойно поддерживают подход Анкары, теперь будет еще труднее убедить своих сирийских курдских союзников в том, что умиротворение Турции окупается».

Она также отметила, что «этот шаг является еще одним доказательством того, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не намерен взаимодействовать с ДПН, чтобы помочь оживить отложенные мирные переговоры с РПК». РПК — это Курдская рабочая партия, которая воюет с Турцией (за права курдского населения Турции и других регионов, — прим.).

Турция совершила много ошибок и потерпела множество неудач, погрузившись в конфликт от Идлиба на Северо-западе Сирии до курдского региона на Северо-востоке Сирии. Теперь Анкара нацелилась на демократически избранных курдских представителей в Турции. Это может быть хорошо рассчитанным шагом, направленным на то, чтобы отвлечь внимание общественности, а также подстегнуть националистический пыл против курдов в обеих странах. Эрдоган пытается связать отстраненных мэров с терроризмом, однако это выглядит неубедительно. Президент Турции и его союзники, сторонники жесткой линии, вероятно считают, что подобные методы помогут выживанию режима. Однако, турецкий режим выглядит все более шатким.

Некоторые наблюдатели говорят, что режим, прибегая к подобной практике отстранения мэров, кажется, впал в неистовство и буйствует.

Каковы бы ни были мотивы решения о снятии трех курдских мэров 19 августа, вероятно последуют подземные толчки, вызванные данным решением.