Регион Шахба, принявший беженцев, только недавно пережил разрушительную войну из-за оккупации ИГИЛ* и «Ан-Нусры»*. Большинство районов и деревень разрушены, в некоторых домах до сих пор находятся мины, установленные ИГИЛ. Сотни тысяч людей из Африна вынуждены были вначале разместиться на этой территории и находящихся в руинах деревнях. Жители северной Сирии и Автономная администрация приложили совместные усилия, чтобы построить палаточные лагеря, в которых люди из Африна смогли получить убежище. Лагеря Берхведан, Сердем и Африн были созданы в Шахбе, а лагерь Вегер – в Шереване. Тысячи людей живут в этих палатках уже полтора года.

Шехо Ибрагим из администрации Ассамблеи лагеря Берхведан рассказал агентству «Фират» о том, как организован лагерь и каковы потребности проживающих в нем людей.

КОММУНЫ УДОВЛЕТВОРЯЮТ ПОТРЕБНОСТИ

«Когда Африн оказался вовлечен в международный заговор и решалась его судьба, весь мир молчал. Жители Африна сопротивлялись этому нашествию в течение 58 дней. Но когда у нас не осталось другого выбора, мы были вынуждены мигрировать в Шахбу. Это небольшая территория, и там было немного ресурсов. В каждом доме жило по пять семей. Поэтому мы разбили этот лагерь.

Лагерь Берхведан был разбит в условиях крайней спешки 23 марта. Со временем население лагеря росло, так что строительство продолжалось, люди начали организовывать свою систему жизнеобеспечения. Сначала в лагере действительно ничего не было – даже помещений для мытья. Мы начали с создания коммун – по крайней мере для удовлетворения самых насущных потребностей. В лагере 14 коммун, они избрали сопредседателей и сформировали комиссии. Коммуны заботятся о повседневных нуждах людей. В течение первых трех месяцев ни одна НКО ни разу не была в лагере – всем занималась Автономная администрация, которая заботилась о нуждах людей.

ЖИТЕЛИ АФРИНА ГОТОВЯТСЯ К ВОЗВРАЩЕНИЮ

Затем была создана Ассамблея, состоящая из 23 членов. В Ассамблее есть 8 комитетов. Как я уже сказал, в самом начале было очень трудно. Люди страдали – ведь они впервые столкнулись с подобной ситуацией. Но постепенно они начали налаживать свою жизнь. Сейчас в лагере находятся 720 семей – в общей сложности 2900 человек. Существует муниципальный комитет, а также комитеты по обороне, женским вопросам, социальным вопросам и поддержанию мира. Коммуны и ассамблеи собираются каждый месяц.

Есть доступные для людей учебные курсы, организованные с целью реорганизовать свою жизнь и подготовиться к возвращению в Африн. Муниципалитет обеспечивает уборку и водоснабжение, но безопасность обеспечивают сами жители лагеря. Ежедневно в лагере дежурят 30 человек. Комитет мира работает над разрешением споров. В лагере есть школа, 700 детей получают образование на курдском, арабском, английском и французском языках. Если мы не сможем организовать свою жизнь, враг не оставит нас в покое. Это необходимо, чтобы защитить себя. Нам нужны ежедневные дела, но нам также нужны встречи и тренинги. Люди знают об этом. Поначалу это было для них слишком непривычно, они не могли этого принять. Была даже группа людей, которые хотели уехать. Но теперь они лучше понимают ситуацию. осознают, что необходимо сопротивляться».

РЕЖИМ ПЕРЕКРЫЛ ДОРОГИ, БОЛЬНЫХ НЕ УДАЕТСЯ ЛЕЧИТЬ

Ибрагим считает, что самая большая проблема в лагере – это здравоохранение: у них нет оборудования и опытных врачей.

«У Курдистанского Красного Полумесяца есть свой пункт в лагере, но там нельзя лечить серьезные заболевания. Там также некому лечить проблемы со зрением, костями и суставами, нервной системой и психологические проблемы. И, к сожалению, проблемы такого рода очень распространены. Мы не можем вывезти тяжелобольных из лагеря, потому что сирийский режим перекрывает дороги. В лагере есть большая группа пожилых людей, которым слишком жарко летом и слишком холодно зимой. Сейчас лето, и у нас нет кондиционеров.

Автономная администрация помогает нам, народ нас поддерживает, но этого недостаточно. Чтобы хоть частично решить проблему безработицы, мы открыли 80 магазинов. В Шахбе вообще нет рабочих мест. В некоторых семьях нет людей, которые могли бы работать, – эти семьи нуждаются в помощи. Нам приходит не очень много поддержки извне. Местные жителе Хилал Ахмед Сури помогает с водой. Все остальное мы предоставляем самостоятельно», – рассказал Шехо Ибрагим.

Он призвал НКО направить помощь для обеспечения жителей лагеря всем необходимым.

* — террористическая организация, запрещенная на территории РФ