Комиссия по выборам ДПН (Демократической партии народов) опубликовала подробный отчет о нарушениях на выборах.

Отчет выглядит следующим образом.

ЧАСТЬ I – ПРОЦЕСС ВОЗРАЖЕНИЙ ПРОТИВ СПИСКОВ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

ВВЕДЕНИЕ

Турция вступила в период, когда с каждым днем наблюдается все большее ограничение прав граждан. Вначале было снятие иммунитета, аресты парламентариев, сопредседателей ДПН, депутатов, членов партий и их руководителей. 95 муниципалитетов, в том числе 3 столичных и 8 городских, сопредседателями которых являются представители Демократической партии регионов (ДПР) — основного компонента партии ДПН — были захвачены правительством. Арестованы 94 избранных сопредседателей муниципалитетов от ДПР. На сегодняшний день 38 из них находятся под арестом или приговорены к тюремным срокам в Турции.

Между тем утверждается, что нынешнее правительство правит страной на основе справедливых и демократических выборов в Турции. Однако этот аргумент вводит в заблуждение общественное мнение и международное сообщество.

Выборы и их безопасность в Турции всегда воспринимаются как проблема. Однако последние впечатления от всеобщих выборов 24 июня 2018 года свидетельствуют, что безопасность на них отсутствует из-за вмешательства турецкого правительства. Правила проведения выборов разработаны непосредственно правительством и президентом Эрдоганом. Выявленные оппозиционными партиями нарушения в ходе выборов не удалось предотвратить, несмотря на все усилия.

Безопасность выборов касается не только дня их проведения. Это означает обеспечение добросовестной конкуренции и равных условий для всех политических партий. В этой связи, как и на предыдущих выборах, на этих предстоящих все возможности и шансы используются заранее, особенно по отношению применения силовых блоков, запретов и ограничений для оппозиционных партий. Выборы могут быть названы справедливыми только в том случае, если их процедура от начала до конца соответствует закону. Процедура проведения свободных выборов состоит из множества важных компонентов, таких как: агитационные возможности использования средств массовой информации, нейтральность государственных институтов и свобода юрисдикции. Организация избирательных бюллетеней, сбор результатов выборов и объявление их итогов соответствуют этим основным принципам.

ДЛЯ ЧЕСТНЫХ ВЫБОРОВ НЕОБХОДИМЫ:

а) независимость судебной власти: в частности, несправедливые задержания и аресты членов нашей партии ДПН и затянувшиеся судебные дела, а также пребывание членов ДПН в тюрьмах и наказание всей социальной оппозиции судебной властью также окажут влияние на выборы.

В соответствии с Конституцией Турецкой Республики Верховный избирательный совет (ВИС) отвечает за обеспечение проведения выборов на равных и безопасных условиях.

Любое возражение против решений ВИС не обязательно означает, что все решения, принятые им, должны быть окончательными. Это, в свою очередь, затрудняет принятие решения ВИС в пользу оппозиции;

б) использование честных публичных источников: в предвыборной гонке, в которой участвуют все партии, правящая партия готовится к выборам для недобросовестной конкуренции как с точки зрения бюджета, так и в оппозиции к другим партиям. Для проведения выборов были мобилизованы средства и бюджет президента, бюджеты и инструменты всех министерств и всех учреждений в муниципалитетах, переданных управляющим. В то время как оппозиционные партии имеют лишь государственный/ правительственный механизм, имеющий возможности для участия в выборах, которые они проводят только с помощью бюджета;

c) свобода печати: особенно необходимо упомянуть законы «О чрезвычайном положении» (OHAL), с обеспечением закрытия оппозиционных СМИ, а также арестов журналистов, поэтому свобода прессы в Турции невозможна. Из-за обмена информацией в социальных сетях многие люди задержаны и арестованы. С другой стороны, канал ТРТ, который является государственным, и другие государственные каналы, ежедневно вещают против оппозиции в пользу правительства и распространяют государственную пропаганду. Наша партия ДПН, в отличие от других оппозиционных партий, повсеместно и полностью заблокирована в национальных СМИ. Все новости о нас делаются исключительно с целью контрпропаганды; наша партия ежедневно получает серьезные оскорбления и угрозы. На выборах 24 июня правящая партия в течение 181 часа вела пропаганду на ТРТ, и наша партия смогла принять участие в новостях только в течение получаса. Что касается местных выборов 31 марта, то ни на телевизионных каналах, ни в широко распространенных печатных средствах массовой информации не было представителей ДПН;

d) вмешательство министерств, и, в частности Министерства внутренних дел, в выборы: правящая партия ПСР постоянно выступает с заявлениями о безопасности выборов. В частности, заявления, сделанные Министерством внутренних дел в отношении управлений народонаселения и назначаемых полицейских сил, оказывают давление на выборы и наносят ущерб беспристрастности. Правительственная партия и ее министры также избираются на этих выборах. В обязанности Министерства внутренних дел входит обеспечение безопасности на выборах. Однако эти объяснения показывают, что наша партия стала мишенью для нападок, в некоторых провинциях была допущена дискриминация, а государственные учреждения использовались и продолжают использоваться в пользу правительства.

На референдуме 16 апреля 2017 года в Конституцию были внесены поправки, отменена норма о назначении министров внутренних дел, юстиции и транспорта нейтральными лицами. Ясно, что министру, который действует в качестве военной силы партии и обвиняет всех, кто не на их стороне в терроризме, нельзя доверять в отношении выборов. Поэтому Министерство внутренних дел, отвечающее за обеспечение безопасности выборов, фактически является самым важным субъектом, угрожающим этой безопасности.  Однако сделанные заявления свидетельствуют: когда та или иная партия нацелена на проведение выборов, некоторые из них подвергаются дискриминации, а государственные учреждения используются в пользу партии, которая имеет большинство на парламентских выборах.

Как показано в разделе о препятствиях для нашей партии, Министерство внутренних дел сделало правоохранительные силы партией прямого влияния на выборы в местах, где наша партия сильна, организуя их как средство давления на избирателей. Так как избиратели будут голосовать за себя с использованием урн для голосования. Этот шаг осуществлялся сознательно и стратегически во время составления списков избирателей;

e) 10-процентный избирательный порог: хотя отмена избирательного порога в Турции обсуждается в течение многих лет, он продолжает использоваться на местных выборах. Хотя переход ДПН через этот порог не является проблемой, ей будет трудно проводить мониторинг в муниципалитетах, где региональные силы слабы;

f) продление срока полномочий членов ВИС: особенно во время выборов 24 июня, когда члены ВИС вызвали интенсивные дебаты о нарушениях выборов, они потеряли доверие общественности из-за своих проправительственных партийных взглядов и решений. Экономические и демократически развитые страны с точки зрения участия общественности в выборах характеризуются высокими показателями её участия, в то время как в Турции даже вопрос давления на общественность не является мошенничеством на выборах. В случае возникновения таких слухов стало традицией увольнение должностных лиц.

ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ ДПН ВОЗРАЖАТЬ ПРОТИВ СПИСКОВ ИЗБИРАТЕЛЕЙ?

Согласно календарю выборов, объявленному Верховным избирательным советом, с 4 по 17 января 2019 года были опубликованы официальные списки избирателей района для их обновления. Между 23-24 января 2019 г. опубликовали список, включающий изменения, связанные с полем «списки избирателей для голосования».

Наше наблюдение за мобильностью избирателей рассматривает эти два упомянутых списка. Отмечается, что параллельная мобильность по числу голосов во многих провинциях и районных центрах, где наша партия лидирует по их количеству, и систематическое исследование смещения голосов было проведено против нашей партии. Например,  Центральный, Бейтуссебапский, Гуклуконакский и Улудерский районы Ширнака, Чукурчинский район Хаккари, Центральный район Сиирта и др.

Этот процесс переноса голосования включает:

— скопление сотрудников правоохранительных органов из других провинций в этих провинциальных и районных центрах;

— сотрудников правоохранительных органов, которые работают в этих провинциальных и районных центрах, перемещают туда в качестве избирателей (как известно, на местных выборах избиратели, проживающие в деревне, не голосуют за мэрию в районных центрах);

— перевод в списки избирателей лиц, которые предположительно являются избирателями других партий из других провинций и районов, осуществляется этими же методами.

В районные избирательные комиссии были внесены возражения против незаконных записей избирателей и подозрительных коллективных регистраций, определенных нашими провинциальными и районными организациями в период с 4-17 января 2019 года по 23-24 января 2019 года.

ВОЗРАЖЕНИЯ В ВЕРХОВНЫЙ ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ СОВЕТ

С результатами возражений, высказанных провинциальным и окружным избирательным комитетам, наша штаб-квартира обратилась в Верховный избирательный совет в период с 4-29 января 2019 года.

В течение всего описанного периода, в соответствии с решениями окружных избирательных комиссий, нашим штабом были поданы обращения в Верховный избирательный совет. В результате нашего возражения по Центральному округу Игдир заморожены незаконно зарегистрированные записи 774 охранников. Кроме того, с возражением выступили относительно района Сиирта Ерух, где были нелегально зарегистрированы 103 человека и района Вана Эрджиш, где незаконно зарегистрированы 76 охранника. В общей сложности 953 незаконных избирателя были зарегистрированы по их прежнему месту жительства, и активирована регистрация избирателей для 9 человек.

В результате возражений, высказанных как на уровне провинций-округов, так и на уровне нашего штаба, решений провинциальных/ окружных избирательных комиссий относительно 1349 человек, а также резолюций Верховного избирательного совета относительно 962 человека, в общей сложности 2311 людям изменили регистрацию избирателей.

ВЫВОД

Статья 122 закона № 298 гласит «должностные лица в отношении всех списков избирателей могут подавать жалобы и возражения в Верховный избирательный совет района, а граждане, имеющие право голоса, могут подавать жалобы и возражения председателям окружных избирательных комитетов». А статья 124 гласит: «Должностные лица политических партий и генеральный управляющий списков избирателей могут просить, чтобы окончательные решения по жалобам и возражениям, изложенным в статьях 122 и 123, рассматривались и разрешались один раз в Верховном избирательном совете”.

Как известно, голосование сотрудников сил безопасности на выборах зависит от процедуры выдачи документа образца 142. Соответственно, регистрация избирателей этих лиц замораживается в соответствии с общими положениями избирательного законодательства, если они не проживают в населенных пунктах, заявленных в списках избирателей района от 4-17 января. Также они смогут голосовать по предыдущему месту жительства, если они не изменят свою регистрацию в течение опубликованного периода.

Если мы посмотрим на цифры, приведенные в таблице 7 Приложения, то увидим, что по 184 адресам зарегистрировано 19 700 избирателей на выборах 31 марта. Но по этим адресам есть только 5,406 записей избирателей на выборах 24 июня. Таким образом, было установлено, что для оказания влияния на распределение голосов на местных выборах 31 марта провели регистрацию 14,294 избирателей.

В ответах окружных избирательных комиссий на возражения и письменные ордера в адрес таких органов, как Главное управление безопасности и командование жандармерии,  как правило, говорится, что “этим правоохранительным органам, которые были зачислены коллективно в качестве избирателя, было поручено принять необходимые меры безопасности в районном центре на местных выборах 31 марта 2019 года». Однако только назначение дня выборов не делает человека избирателем. Если адрес проживания этих людей не совпадает с избирательным округом, они не могут проголосовать на выборах там 31 марта. Даже для целей назначения эти люди могут голосовать только за генеральную ассамблею провинциального совета, но не за провинциальную или районную мэрию. Эти сотрудники правоохранительных органов, «временные сотрудники» которые могут голосовать только за генеральную ассамблею Совета провинции, при условии, что они зарегистрированы в списке избирателей, где проводятся выборы, и путем предоставления «документа образца 142”.

Помимо всего этого, указанные избиратели были зарегистрированы не только в “местах проживания”, но и в заброшенных, неиспользуемых, строящихся зданиях и даже в приютах для животных, которых сфотографировали и задокументировали наши депутатами, областными и районными организациями.

Наша штаб-квартира обратилась в Верховный избирательный совет в течение его законного срока после отклонения возражений соответствующими избирательными комиссиями на том основании, что “этим сотрудникам правоохранительных органов было поручено принять необходимые меры для обеспечения безопасности общины в районном центре на местных выборах 31 марта 2019 года”. Вместе с тем Верховный избирательный совет отменил решения Центрального района Идыра, района Ван Эрчиса и Окружного избирательного комитета Сииртв Эрух в соответствии с нашим требованием на том основании, что в отношении этих лиц имеются конкретные доказательства их работы в этих регионах 31 марта.

В связи с чем министр внутренних дел Сойлу сделал заявление на “региональном совещании по безопасности выборов” о том, что в день выборов в рискованных 11-12 округах 19 января 2019 года в Мардине будут задействованы 6 680 правоохранителей. Министр Сойлу отметил: «Наши полицейские, солдаты, которые в настоящее время выполняют консультативные функции в Африне, Джараблусе, обеспечат безопасность региона, не будут голосовать в Хатае. Ни за что. Эти ребята будут защищать честь страны, но 300-500 голосов станут предметом обсуждения». Потому он признался, что регистрация в качестве избирателей 6 680 сотрудников правоохранительных органов незаконна, поскольку они будут дежурить 31 марта.

Прежде всего, на основании какой законодательной и правовой процедуры сотрудники сил безопасности, работающие в Африне или Джараблусе будут голосовать в Хатае? Из приведённого заявления следует, что записи избирателей сил безопасности, работающих в этом регионе, были взяты незаконно, и после 4-17 января их незаконно пытаются внести в списки голосующих вне их адресов проживания. Передача регистрации избирателей военнослужащим и сотрудникам правоохранительных органов, не проживающим в окрестностях Хатая, является нарушением самой избирательной безопасности.

По всем этим причинам было понятно, что соответствующий провинциальный и окружной избирательный комитет отреагировал на возражения нашего партийного штаба без проведения надлежащего расследования и экспертизы. Так, наш партийный штаб вновь обратился в Верховный избирательный совет с заявлением об отмене решения 3-го окружного избирательного комитета и с целью допроса следствия по спискам избирателей 6680 сотрудников правоохранительных органов, которые якобы были назначены в рискованных 11-12 округах, о чем министр внутренних дел Сойлу упомянул на “региональном совещании по безопасности выборов”, состоявшемся в Мардине.

 ЧАСТЬ II – ЗАМЕНЕННЫЕ И ОБЪЕДИНЕННЫЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ

Как известно, в последние несколько лет многие демократические права были ограничены по соображениям «безопасности», включая право голоса, особенно на населенных курдами территориях. Государственные органы власти начали заменять или объединять избирательные участки начиная с выборов 2018 года, что напрямую заставляет огромную группу избирателей, сталкивающихся с неравными условиями, не использовать это право.

Избирательное законодательство Турции и Верховный избирательный совет чётко определяют, что избирательные участки должны быть доступны для всех избирателей, но меры, принятые правительственными органами, не позволяют им без труда добраться до избирательных участков.

Существуют два основных условия, которые должны учитываться властями при замене или объединении избирательных участков: критерии расстояния и безопасности. Согласно турецким законам, избирателя нельзя переводить на участок, который находится на расстоянии более 5 километров от его постоянного места жительства, а безопасность должна обеспечиваться местными властями. В случае выборов 31 марта почти все объединённые и заменённые избирательные участки нарушают эти критерии.

Решение только о 247 избирательных участках основано на физической неадекватности избирательных участков. 691 избирательный участок был объединен или заменен по соображениям “безопасности”.

27 из 691 района, где избирательные участки были объединены или заменены, даже помечены правительством как зоны безопасности и имеют официальные записи: “в регионе нет террористической или опасной деятельности”.

ОБОСНОВАНИЕ РЕШЕНИЙ О ЗАМЕНЕ ИЛИ ОБЪЕДИНЕНИЯ УЧАСTКОВ

а) необоснованные претензии:

  • вражда между семьями в некоторых избирательных округах;
  • деятельность, подобная проведению общественных дискуссий, конференций, фестивалей считается “террористической” деятельностью;
  • нарушения жителями законов о хижинах (пастбищах);
  • преступная деятельность, такая как грабеж, вымогательство…и т. д;
  • демонстрации, митинги и марши;
  • отношения вида правительство – местная власть * (*староста – местная власть в селах);
  • пользователи социальных сетей в этих областях и их противоположная позиция при публикации в интернете;
  • утверждения о существовании в этих районах членов “террористических” организаций и их возможном притеснении общественности.

б) события, которые произошли в прошлом

Некоторые решения, которые ВИС принял, основываясь на событиях, которые произошли в  прошлом, в том числе десятилетия назад. Например, в провинции Агри избирательный участок № 1238 был заменен из-за 9 террористических/преступных действий, зарегистрированных в 1994 году.

ВЫВОД

Как показано в предыдущих частях настоящего доклада, решения о замене и объединении избирательных участков, несомненно, основаны на субъективных критериях. Несмотря на то, что выборы должны быть проведены в очень мирной и демократической обстановке, избиратели уже столкнулись с огромными трудностями на выборах 31 марта 2019 года. Принципы равенства и свободы, которые необходимы для проведения выборов в демократических странах, находятся под угрозой в Турции. ДПН призывает все демократические институты, товарищей и международное сообщество принять участие в наблюдении за выборами.

ЧАСТЬ III – РИСКИ МОБИЛЬНОСТИ СИЛ ПРАВОПОРЯДКА ВО ВРЕМЯ ВЫБОРОВ

Согласно данным, предоставленным ВИС, численность сотрудников Службы безопасности в избирательных участках, где ДПН традиционно получает большее количество голосов, в 220 раз больше, чем в остальной части Турции. Хотя немногие из этих официальных сотрудников Службы безопасности являются постоянными жителями этих районов, большинство из них были переведены на населенные курдами избирательные участки в период регистрации избирателей. Поскольку правоохранительные органы будут использовать свой голос на избирательных участках, где они проходят службу, они могут повлиять на результаты в некоторых избирательных участках с незначительным числом голосов.

На три избирательных участка в Турции в среднем назначен один сотрудник правоохранительных органов, при этом 85 сотрудников Службы безопасности будут работать только на одном из избирательных участков в Сильване/Диярбакыре, 70 сотрудников – на одном из избирательных участков в Хазро/Диярбакыре и 59 сотрудников – только на одном из избирательных участков в Даргечите/Мардине. Для сравнения, 543 сотрудника Службы безопасности были назначены на избирательные участки в Стамбуле, где проживает 15 миллионов человек, аналогично 1418 сотрудников в Анкаре с населением 5,5 миллионов человек. С другой стороны, в городе Ван с населением всего один миллион человек, назначены 3847 сотрудников. Столько же сотрудников правоохранительных сил направляют в Диярбакыр, где проживает 1,7 миллионов человек.

Еще одна важная проблема, которую мы хотим подчеркнуть, заключается в том, что есть другие уполномоченные должностные лица со специальным разрешением — документом 142, который позволяет владельцам голосовать, где они хотят. Этот документ должен быть возвращен на избирательные участки после голосования, иначе его может использовать держатель для многократного голосования. Многократное голосование сотрудников Службы безопасности наблюдалось во время предыдущих выборов 24 июня 2018 года. Информация о владельцах документов не была доведена до сведения участников.

Мы твердо верим, что у сотрудников сил безопасности должна быть возможность голосовать так же, как и другие граждане. Однако ВИС обязана делиться всей необходимой информацией  со всеми политическими партиями: такой, как их имя, количество мест, где они могут голосовать и то, на выборах какого типа могут голосовать держатели документов 142 – для прозрачности избирательного процесса.