На прошлой неделе турецкие ВВС вновь атаковали Шенгал.  Нападение, в котором погибли командир и еще трое бойцов отрядов сопротивления Шенгала (ОСШ), является лишь одним из эпизодов в цепи систематических нападений и вероломных убийств, совершаемых турецкой армией на территории северного Ирака, населенной езидами.  До атак турецкой армии этот район уже подвергался нападению ИГИЛ (организация запрещена в России), попытавшейся осуществить геноцид езидов.  Точно так же, как ранее практически ни одна из политических и военных сил, кроме Рабочей партии Курдистана (РПК), Отрядов народной самообороны (ОНС) и Женских отрядов самообороны (ЖОС), не встала на сторону езидов, когда ИГИЛ пыталась истребить езидов, так и сейчас почти никто не выступает с протестами против атак Турции. Езидскую общину будто бы отдан на заклание – вот в каких условиях упадка морали находится нынче мир.

 Турецкое государство обстреливает Шенгал, но иракское правительство и курдское региональное руководство хранят молчание.  Ирак в данный момент не может сказать ничего, а когда все же что-то говорит, это не воспринимается всерьез. Разве Эрдоган не заявлял Хайдеру аль-Абади тогда, когда тот потребовал вывода турецких войск из Башики (в октябре 2016 года): «Вы не мой собеседник, вы не на моем уровне, вы не равны мне, мы находимся в разных категориях»?

Все осуждают нападения Турции, но никто ни слова не говорит о Демократической партии Курдистана (ДПК), на которой также, хотя бы отчасти, лежит ответственность за происходящее.  ДПК на самом деле пособничает этим атакам.  При поддержке Турции ДПК стремится вынудить езидов отказаться от ОСШ и его автономных структур и заставить их искать прибежище в ДПК.  Из-за этих порочных махинаций регион Шенгала подвергается обстрелам, а езиды продолжают гибнуть.

 Режим ПСР опирается на местных коллаборационистов

 Жители Шенгала и близкие к ОСШ люди говорят, что эти атаки опираются на коллаборационистов из числа местных жителей.  Это, безусловно, имело место в случае убийства командира ОСШ Зардашта Шенгала. Езидский политик Заки Шенгал также был убит с помощью информации, полученной из источника в регионе. В то же время стало известно о том, что «Парастин», секретная служба ДПК, сотрудничает с турецкой MIT (Национальная разведывательная организация). Особенно сильно это сотрудничество проявило себя в Шенгале. 

Сейчас ДПК проводит свою классическую политику ликвидации оппозиции чужими руками. А турецкое государство хочет получить контроль над самим регионом.

 ДПК повязана с Турцией

ДПК не терпит ничего курдского, кроме своих собственных структур. Эта политика проявляется повсюду. Мы видим это в Рожаве, наблюдаем в северном и восточном Курдистане. Когда Иран попытался подавить курдское движение в 1980-х годах, ДПК выступила на стороне режима муллы. Похожее происходило и в Африне. Атака на Сарекание и Гре Спи была поддержана КНС, так называемым Курдским национальным советом, в котором доминирует ДПК. Доказательством этому служит дошедшая до прессы переписка ДПК и связанных с ней кругов с турецким государством о совместном нападении на Рожаву. Существуют также письма Османа Оджалана, который пытался уничтожить РПК предательством. В этих письмах он вместе с ДПК и турецкой спецслужбой MIT пытается строить планы по уничтожению курдского движения. Под эгидой ДПК Осман Оджалан и Низаматтин Таш должны были создать сеть агентов против РПК в Турции. Для этого они несколько раз встречались с MIT. Высокопоставленные агенты MIT, арестованные РПК, подтвердили факт этих встреч, но заявили, что не воспринимали этот проект всерьез, поскольку ни ДПК, ни оба предателя не имели нужного влияния.

 Сотрудничество между ДПК и турецким государством имеет давнюю традицию, которая глубоко укоренилась в характере этой феодальной партии. По некоторым данным, существовали также соглашения между ДПК и ИГИЛ относительно нападения на регион Шенгала. Согласно им, во время своего продвижения на Хавлер (Эрбиль) ИГИЛ объявило, что ДПК не сдержала своего слова. Однако все еще необходимо уточнить, что под этим подразумевала сама ИГИЛ.

ДПК хочет ослабить самоуправление в Шенгале

Сегодня ДПК работает против ОСШ, Езидской партии демократии и свободы (ЕПДС) и автономного езидского самоуправления и его советов в регионе Шенгала. Она пытается ослабить их и расширить свое влияние. ДПК осуждает тех, кто симпатизирует лидеру РПК Абдулле Оджалану, так же как Турция называет таких людей «террористами». В Шенгале и Рожаве они становятся мишенью для турецкого государства. Когда ДПК устанавливает политические отношения с Европой, США, Россией или другими политическими силами, она также пытается опорочить и изолировать ОНС, партию «Демократический союз» (ПДС) и ОСШ, называя их частями РПК. Во всех переговорах с Ираком говорится, что ОСШ – это РПК. Таким образом, ДПК хочет оказать давление на иракское правительство и призывает его не иметь с ОСШ никаких дел.

Ясно, что за атаками на регион Шенгала стоит ДПК.  Разумеется, турецкое государство является антикурдским. Любая религия, кроме суннитского ислама, считается врагом. Это государство использует религию как средство власти, но по своей сути оно является врагом человечества.

 Курдское единство как средство против коллаборационизма

Курды повсюду говорят о курдском единстве, оно стало желанием всех курдов. Кроме ДПК, большинство политических движений готовы заняться этой задачей.  Политика ДПК и ее сотрудничество с врагами курдов подрывают эту работу. Создание конгресса или платформы для объединения – вот самая важная вещь на данный момент, способная остановить это сотрудничество. Потому что стремление к единству направлено именно против таких вредоносных отношений и действий. Речь идет о демократических отношениях между различными курдскими политическими силами. Национальный конгресс в основном будет посвящен национальной стратегии и совместной дипломатии. Это положит конец политическим партиям, наносящим ущерб друг другу и работающим друг против друга. Однако сомнительно, будет ли ДПК участвовать в такой работе.

Теперь же важно выяснить, кто и каким образом сотрудничает с турецким государством в Шенгале. В противном случае нападения продолжатся.