Отчет с конкретными доказательствами показал, как правительство Эрдогана играло центральную роль в увеличении финансовой и военной мощи ИГИЛ*.

Эти отношения оказывают негативное влияние на стабильность и развитие на Ближнем Востоке, заявили в ЦСИ, приводя к «потере безопасности и стабильности в Сирии, перемещению миллионов людей, гибели сотен тысяч людей, массовому разрушению инфраструктуры и потере Сирией национальной идентичности».

Документация об отношениях между турецким государством и Исламским государством опирается на свидетельства ряда членов ИГИЛ и их семей, интервью с заключенными, а также на наблюдения и исследования, проведенные ЦСИ в архивах военных сил, сил безопасности и информационных агентствах, действующих на северо-востоке Сирии.

В докладе говорится, что собранные документы «показывают направления, которые определяют отношения между Турцией и ИГИЛ».

В докладе раскрываются аспекты безопасности, военных, экономических и политических отношений между ними. Наиболее заметной особенностью «является то, что турецкие власти позволили иностранным боевикам и их семьям путешествовать туда и обратно через границу с Сирией, а также закрыли глаза на деятельность ИГИЛ в Турции, усилив репрессии против политических сил, выступающих за демократию и права человека. Они оказывали военную и охранную поддержку ИГИЛ косвенно, заключали соглашения о безопасности, а также финансовые и деловые соглашения с ИГИЛ».

В докладе анализируются, прежде всего, три типа отношений между Турцией и Исламским государством: отношения в области безопасности, военные отношения и финансово-торговые отношения.

Отношения в области безопасности между Турцией и ИГИЛ

В докладе говорится: «Документы, находящиеся в нашем распоряжении, содержат ряд секретных соглашений, таких как содействие прохождению иностранных джихадистов и их семей через турецкую границу в районы, контролируемые ИГИЛ в Сирии и Ираке, лечение раненых членов ИГИЛ в турецких больницах, наблюдение за деятельностью ИГИЛ в Турции, нападения на самоуправление в Рожаве — Северной и Восточной Сирии и проведение массовых убийств курдов.

В обмен на эти соглашения ИГИЛ обязалось выдавать турецких граждан турецким властям, не считать Турцию врагом ИГИЛ, предоставило ей монополию на торговлю нефтью и крадеными древностями, а главное, поддерживало турецкую государственную политику, направленную на недопущение создания любого демократического образования, которое бы реализовывало права курдов, и обязалось проводить против них военные операции».

Затем в докладе приводится ряд свидетельств, подтверждающих эти связи и отношения.

Военные отношения

Что касается военных отношений, возможно, одним из самых интересных свидетельств является личность Ясина Акуми, известного как Абу Аль-Баттар Аль-Джабали, известного командира ИГИЛ.

В докладе он описывается следующим образом: «Ясин Акуми, известный как Абу Аль-Баттар Аль-Джабали, является марокканцем 1989 года рождения. Он был командиром батальона «Сайфулла Аль-Маслул», в состав которого входило около 100 представителей различных национальностей. Он присоединился к ИГИЛ в июне 2013 года и участвовал во втором теракте против мирных жителей в Кобани в 2015 году, возглавляемой командующим кампанией в Кобани Абу Аль-Баттаром аль-Мисри. Ему помогали два командира, чеченец и босниец, в командном центре в городе Ракка. Ясин Акуми был захвачен ОНС (ред. Отряды народной самообороны Курдистана) после гибели большей части его группы. Он был описан антитеррористическими подразделениями, связанными с СДС (ред. Сирийские демократические силы), как опасный экстремист и террорист-смертник».

В докладе цитируются слова Акуми как подтверждение того, что » он путешествовал из аэропорта Касабланки в Марокко в аэропорт Стамбула в качестве туриста и не подвергался никаким допросам или процедурам проверки безопасности ни в аэропорту, ни в отеле. Во время его транспортировки из аэропорта Стамбула в город Антакья турецкие пограничники не проявляли к нему интереса, когда он пересекал границу через гору Туркмен в Латакию с помощью турецкого контрабандиста, который плохо говорил на арабском языке».

Акуми также подтвердил, что » главной целью взятия под контроль города Кобани в июне 2015 года был контроль над пограничными воротами между Кобани и Турцией, и подчеркнул, что командующий операцией Абу Хафса заверил их, что не будет никакого прямого вмешательства со стороны турецких властей, если ИГИЛ будет контролировать пограничный пункт пропуска».

Он также подтвердил, что «раненые члены ИГИЛ получили необходимую медицинскую помощь в турецких больницах, и что турецкие власти знали об этом.

Кроме того, Акуми подтвердил, что «ИГИЛ использовало деньги, полученные от торговли нефтью для покупки оружия, что Турция была готова согласиться с наличием любой группировки при условии, что она будут бороться против курдов, что Турция использует джихадистов для реализации своей политики. Он подчеркнул, что Турция заботится о туркменах, китайцах, казахах и других, и не придает значения арабским джихадистам, а скорее стремится убить их в Сирии, используя их для борьбы со своими врагами и защиты своих интересов».

Наконец, Акуми подчеркнул, что «торговля сексуальными рабынями была нацелена только на курдских женщин-езидок, и ни одна женщина не была взята в плен из какой-либо другой группы меньшинств. Он сказал, что это было систематическая политика против езидов. (Это согласуется с процессами демографических изменений и этнических чисток, практикуемых Турцией в регионе Африн против проживающего там курдского населения, в частности езидов.)»

Коммерческие и финансовые отношения

В докладе говорится: «Получение финансовых и логистических ресурсов для ИГИЛ было не менее важно, чем военная деятельность ИГИЛ. Благодаря этим ресурсам ИГИЛ закупало различное оружие и финансировало свои террористические операции по всему миру.

Организация без денег не может организовать поездки для своих членов или купить необходимое оборудование — оружие, автомобили и средства связи. Кроме того, она должна пропагандировать и публиковать свою философию и идеологию на бумаге и в электронной форме, а также финансировать свои военные операции. Любая финансовая помощь ИГИЛ так же опасна, как и прямая военная поддержка.

Большая часть торговли ИГИЛ осуществлялась с турецкими частными лицами и компаниями, и этого никогда бы не произошло, если бы турецкие власти пресекли этот вид деятельности в зародыше. До сих пор в Турции действует военное положение и антитеррористические законы. Из-за этого, любой вид деятельности не может осуществляться без предварительного знания о нем турецкой разведки, особенно при покупке электронных устройств, оружия, нефти и т. д.»

* запрещенная группировка на территории РФ