01:19 Сен. 23, 2017
Эфир
Демократическое самоуправления в Шенгале и референдум в автономном регионе Курдистана!- что это, противоречие или естественный ход исторических процессов?

Демократическое самоуправления в Шенгале и референдум в автономном регионе Курдистана!- что это, противоречие или естественный ход исторических процессов?

Азиз э Джаво
Короткая ссылка
179

Уважаемые читатели!

Сегодня в Курдистане происходят исторические события: в Шенгале объявлено об учреждения демократической системы управления, в Автономном Регионе Курдистана (Ирак) идёт подготовка проведения референдума о независимости южной части Курдистана. В разных сферах (и в прессе, и в обществе) обсуждаются эти исторические события…

Мы с некоторыми вопросами обратились к курдскому лингвисту-исследователю, писателю и журналисту Азиз э Джаво Мамояну, прокомментировать эти исторические события…

Предлагаем вашему вниманию наш интервью!

– Корр.: 20 августа было официально объявлено о демократической системе управления в Шенгале. Как прокомментируете этот политический шаг?

– Азиз э Джаво: Сначала хочу поздравить езидов Шенгала и весь курдский народ с этим историческим событием! Создание автономии на основе принципов свободы, демократии и самообороны — это гарантия существования этно-конфессионального общества курдов-езидов со своей древней религии, своим самобытным укладом жизни, традициями и обычаями. Впервые в истории создаются возможности для того, чтобы сами езиды стали хозяевами своей судьбы, а не другие силы за них решали жизненно важные вопросы, указывали им, как жить, лишали их основных общечеловеческих, национальных и гуманитарных прав. А самое главное, езиды создадут свои силы самообороны. При возникновении опасности теперь никто не сможет их оставить без защиты перед угрозой физического уничтожения, как это произошло 3 августа 2014 года, когда войска пешмерга

Это образование будет не только гарантом безопасности и развития региона Шенгала, но и укрепит безопасность южного региона Курдистана и Рожавы (западной части Курдистана).

И потому, это событие имеет историческое значение не только в масштабах Шенгала, но и в масштабах всего Курдистана, оно важно для всей курдской нации.‬‬‬‬

– Корр.: На ваш взгляд, каким будет исход референдума в иракском Курдистане? Действительно ли так он необходим? Состоится ли, по вашему мнению, референдум?

– А.Д.: Начну со второй части вашего вопроса. Нужен ли референдум о независимости Курдистана? Конечно, нужен, несмотря на то, что это не единственный путь к свободе и независимости. Курдский народ заслужил свободу и независимость. Но к такому серьёзному мероприятию надо серьёзно относиться и серьёзно готовиться. Чтобы провести такое масштабное общенациональное мероприятие, нужно, чтобы сам регион был един; надо решить вопрос спорных территорий (статья 140 Конституции Иракской Республики); власть в регионе сделать легитимной; создать в регионе атмосферу национального согласия.

А теперь посмотрим, какая на самом деле ситуация в регионе…

Сам регион разделён на две части, на границе между этими частями (Бахдинан и Соран) стоят КПП, каждый регион имеет свои силы пешмерга, политические и экономические разногласия между ними углубляются.

Посмотрите на карту региона – добрая половина курдских земель находится вне официальных границ региона…

Ирак – это государство, имеющее свою конституцию, армию, полицию, карательные органы, конституционный суд и является членом ООН. Но, самое главное, в вопросе спорных территорий мнение и интересы Ирака совпадают с интересами других государств региона (Турции, Ирана, Сирии), под чьим колониальным игом находятся остальные три части Курдистана. И правительства этих стран в этом вопросе не только поддержат Ирак…

– Корр.: А, скажите, пожалуйста, вообще возможно было, решать вопрос «спорных» территории?

–А.Д.: Конечно, не только можно было, но и нужно было. Но в течение двенадцати лет (после принятия новой Конституции Ирака) со стороны руководства региона фактически ничего не сделано в этом направление!

Вернёмся к вопросу легитимности власти в регионе!

Если коротко, то можно сказать, что власть в регионе узурпирована Демократической партией Курдистана (ДПК) и парализована: уже три года как истекло время полномочий главы региона Масуда Барзани, но, несмотря на протесты и требования оппозиции и общественности региона, выборы главы автономного региона не проводятся. ДПК насильно устранила от должности спикера парламента региона, представителя политического движения «За перемены» (Горран). На КПП, на границе между Бахдинаном и Сораном, его машину остановили контролёры ДПК и не дали ему проехать в Эрбиль на работу…

Таким образом, парализована и деятельность парламента. Соответственно, из-за не легитимности полномочий главы региона, бездействия парламента, и правительство нелегитимно, так как его сформировал неполномочный глава региона, и, естественно, оно не утверждено парламентом, так как, сам парламент парализован…

И, если кто-то думает, что в мире никто этого не видит, то они ошибаются! Всю эту ситуацию отлично понимают и в руководстве Ирака, и все государства Ближнего Востока. Все эти нюансы они будут использовать и предпримут усилия, чтобы референдум не состоялся или же состоялся так, как они хотят…

Я думаю, эту ситуация понимают и в руководстве ДПК. Вы спросите: «А как они пошли на такой шаг?» Резонный вопрос. Конечно, если референдум не состоится или его отложат, или же он провалится, его «организаторы» в этом обвинят оппозицию и своих политических оппонентов. Они уже начали такую кампанию. И определённая часть курдов им поверит, так как они думают, что независимость – это кусочек пирога и только стоит захотеть, как тут же его заполучат, а если не получится, то это вина тех, кто предупредил о неготовности региона к этому…

И второе. А что, если руководство Ирака разрешит провести референдум без участия курдов «спорных» территории, и курды, испокон веков жаждущие независимости, проголосуют?! И Курдский автономный регион отделится от Ирака без Киркука, части области Мосула, Ханекина, Шенгала и других районов?

Тогда как быть курдскому народу: всё начинать с нуля? Такой поворот ведь возможен? А, между тем, в соответствии со статьей 140 Конституции Ирака, можно было (и надо было бы!), вернуть «спорные» территории региону!

Но уже сегодня кое-что вырисовывается. Несколько дней назад министр обороны США Джеймс Мэттис прибыл в Ирак. Он сначала встретился с премьером Ирака, потом, с лидером ДПК Масудом Барзани. Во время встречи глава Пентагона заявил, что «США уважают стремления курдов, однако референдум о независимости — больше, чем ожидали в Вашингтоне». И буквально через день представитель главы Автономного региона Курдистана заявляет, что… для отложение референдума существует лишь один альтернативный вариант, и этим альтернативным вариантом являются международные гарантии. Возникает вопрос:

– А такое возможно? Какие гарантии?

Гарантией всех прав курдского народа (в том числе и прав на независимость!) может быть только сам курдский народ, если будет Национальное Единство!

Но в нынешней ситуации, если учесть, что и целостность Ирака, и статус Автономного региона Курдистана в нынешнем виде, входят в зону интересов США в регионе, многое будет понятно.

США же в своё время провели операцию в Ираке не для того, чтобы так легко уйти оттуда. Не для этого они так старались! А их расходы, а погибшие военные?!

Фактически и сегодняшний Ирак, и Автономный регион Курдистана, в нынешнем виде, являются результатом этой операции США. И этот регион в составе Ирака будет играть роль своего рода сдерживающего фактора, чтобы Ирак остался в зоне влияния и интересов США… Этого хорошо понимают и в Багдаде, и в Эрбиле!

И как только Багдад попробует поменять вектор своей политики в отношении США, тогда Вашингтон заново сможет надеяться на «активизацию» курдов (наподобие израильско-палестинского противостояния!).

И сколько это будет продолжаться? Бог знает!

Но, что бы ни случилось, если появится ещё один шанс, тогда ключевым вопросом для руководства Автономного Региона Курдистана должен оставаться вопрос спорных территорий, и любыми средствами и способами надо решать этот вопрос до референдума!..

И в такой ситуации никто не сможет предугадать, каким будет исход этого процесса.

Третье. При узурпации власти в регионе со стороны ДПК, когда ни в каком вопросе не слушают голоса других политических партий и движений, разве можно говорить о национальном согласии в регионе? Даже по внутренним вопросам лидер ДПК Масуд Барзани больше советуется с руководством Турции, чем с Парламентом и оппозиционными партиями региона. Все доходы от продажи нефти региона вложены в турецкие банки и служат ново-османским проектам президента Турции Эрдогана. В регионе существуют несколько баз ВС Турции и её спецслужб (MIT) – для борьбы против сил национально-освободительного движения, возглавляемого Рабочей партией Курдистана (РПК).

И, несмотря на всё это, представители РПК заявили о своей поддержке референдуму, отмечая, безусловно, своё видение ситуации.

… Когда иное мнение и любая критика воспринимаются в штыки, когда политических и общественных деятелей за их мнение похищают и избивают, когда каждое, отличное от позиции ДПК, мнение называют «национальным предательством» — из-за такой ситуации оппозиционные партии не рискуют вступать в дискуссию, кроме отдельных личностей. Что остаётся сделать? Смотрите, 18 сентября 2014 года состоялся референдум по вопросу о независимости Шотландии. Уже 19 сентября оказалось, что 55,3 % проголосовавших выступили против независимости. В результате Шотландия осталась в составе Великобритании. Но там никто не обвиняет друг друга, из этого не делают ни трагедии, ни пропаганды, они спокойно продолжают работу в этом направления и готовят шотландцев к проведению нового референдума.

А у нас?

Да, я понимаю, у нас совсем другое общество, другая ментальность, да и окружающий нас регион совсем другой, чем остальной мир. Но организаторы этого референдума изначально ведут дела так, как будто не готовятся к общенациональному референдуму, а просто делают его рекламу, будто ДПК ведёт предвыборную борьбу на предстоящих парламентских или президентских выборах, тем самим ещё больше обостряя противоречия и разногласие в обществе.

И, кроме того, ведь всё не так однозначно. Многие вопросы Автономного Региона Курдистана решаются не только и не столько в Курдистане. В какой-то момент всё может измениться.

Смотрите, во время встречи с лидером ДПК Масудом Барзани 23 августа 2017 года глава Пентагона США Джеймс Мэттис выразил видение своей страны по поводу референдума. Как сообщается, он отметил обеспокоенность и позицию своей страны в отношении референдума и заявил, что референдум выходит за рамки ожиданий его государства. На это Масуд Барзани ответил, что, любая просьба о том, чтобы Курдистан отложил референдум, должна быть аргументирована и должна быть предоставлена альтернатива, и эта альтернатива должна быть сильнее, чем инструмент референдума.

И здесь возникает вопрос – если в действительности референдум выходит за рамки ожиданий США, руководство ДПК сможет резко пойти против этого или будет ждать, пока США предложат «альтернативу, которая сильнее самого референдума»?

Интересно, вообще, что это за альтернатива?

Корр.: Расскажите, пожалуйста, вкратце, какова сейчас обстановка в Курдистане? Военная, бытовая и политическая?

А.Д.: Фактически в моих предыдущих ответах есть ответ и на этот вопрос. Но добавлю, что самое опасное, что сегодня происходит в регионе, это то, что молодёжь покидает регион и уезжает в Европу, США, Канаду. Почему? Учителя, деятели культуры и искусства, работники бытовой сферы месяцами не получают зарплату. Протестуют, проводят забастовки, но кто их слышит? …

Западные государства поставляют региону оружие для совместной борьбы против ИГИЛ, но, учитывая тесные связи ДПК с правящей исламской партии Турции – ПСР и альянс Эрдогана — Барзани, в Шенгале настороженно относятся к этому. Ведь это оружие может применяться и против них.

Беседу вёл обозреватель Kurdistan.today Вазир Кашахи

Обращаем ваше внимание на то, что организации «Исламское государство Ирака и Леванта»(«ИГИЛ/ИГ») , «Султан Мурад», «Имарат Кавказ», «Аль-Каида» в странах исламского Магриба, «Исламский джихад — Джамаат моджахедов», «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Общество возрождения исламского наследия», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), движение «Талибан», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Братья мусульмане», «Исламская группа», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Асбат аль-Ансар», «База» («Аль-Каида»), «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Лашкар-И-Тайба», «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Синдикат „Автономная боевая террористическая организация (АБТО)“», «Джабхат ан-Нусра („Фронт победы“)», «Свидетели Иеговы» признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

По этой же теме:

Ирак назван второй худшей для женщин страной
Совфед: «Россия будет действовать в Сирии силами Асада, курдов и «Хезболлы»
МИД России — участия курдов в переговорах по Сирии одно из главных
Банды СНК обстреливают деревни в Африне
Помощь курдов Сибири и Урала беженцам Шенгала
США: ИГИЛ потеряло 30% территорий
Турецким журналистам грозит тюремного заключения
Теги:
Абдулла Оджалан, Вазир Кашахи, Горран, ДПК, Езиды, ИГ, ИГИЛ, Ирак, Иран, Курдистан, ПСК, Рожава, РПК, Сирия, ССШ, США, турция, Шенгал