Третье судебное слушание дела арестованного бывшего сопредседателя Демократической партии народов (ДПН) Селахаттина Демирташа продолжилось в Анкаре с защитной речи обвиняемого.
За судом в тюремном комплексе «Синджан» следили депутаты ДПН, а также заместитель сопредседателя НРП Текин Бингель. Как и в течение двух предыдущих судебных дней, количество зрителей было ограничено. На слушания были допущены не более 50-ти человек. Демирташ прокомментировал провал процесса мирного решения и сказал, что премьер-министр Давутоглу никогда не верил в процесс урегулирования: «Он недальновидный политик, который уверовал в неоосманскую имперскую организацию государства. Он никогда не рассматривал курдский народ как равный турецкому. Он — поджигатель войны, который сделал свое дело, чтобы положить конец процессу мирного решения».
«Я НЕ ЖДУ СПРАВЕДЛИВОСТИ»
Демирташ продолжил свое выступление: «Роль политики заключается в создании и обеспечении альтернатив. Политик, который этого не делает — близорукий, дешевый политикан, который наживается на крови. Слава Богу, наша совесть может быть спокойна в этом отношении, потому что мы старались сделать все возможное до конца. Если бы я мог спасти хотя бы одну человеческую жизнь, я бы провел тысячу лет в тюрьме.
Если бы мы предотвратили активизацию боевых действий, продлили мирный процесс на один день и спасли одного человека, я бы мог провести тысячу лет в тюрьме.
Но могут ли те, кто несет ответственность за массовые убийства тысяч людей, живущие в роскоши, и держащие государство в своих руках, даже если их власть соответствует их желанию, чувствовать то спокойствие, которое я чувствую в своей камере типа F? Они не могут этого чувствовать. Я очень спокоен. Я живу в камере F-типа тюрьмы Эдирне в гораздо большем мире с собой, чем они в своих роскошных дворцах. И я останусь там. У меня нет ни надежды, ни ожидания справедливости от этого суда».
«Я ЗДЕСЬ НЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ЗАЩИЩАТЬ СЕБЯ»
Демирташ добавил: «Я здесь не для защиты от этих обвинений, я приехал сюда, чтобы публично разоблачить их преступления!»
«Даже если мне дадут пожизненный срок, я — политик, и продолжаю также заниматься политикой в своей камере, и мы определяем выборы президента. Мы — замок, и мы являемся ключом. Это мы, даже если мне дадут пожизненный срок. Замок в наших руках. Мы посмотрим на то, что произойдет». 
Демирташ сказал, что он вошел в тюрьму Эдирне с поднятой головой и не опускал ее: «Просьба к моим друзьям: если я умру, не кладите мой гроб, а поставьте его прямо».