Соглашение признает «интересы безопасности Турции в регионе», а также уступает требованиям Турции в отношении сирийских беженцев. Но региональные наблюдатели уже давно скептически относятся к риторике Эрдогана, особенно к последней ее вспышке после унизительного поражения в стамбульской гонке мэров. Для многих его угрозы выглядят скорее как акт отчаяния, порожденный сложной внутриполитической реальностью, а не геополитической необходимостью.

Только на прошлой неделе агентство Anadolu опубликовало зловещие угрозы Эрдогана, который предупредил, что из-за растущей террористической угрозы на границе между Турцией и Сирией «контртеррористические операции» Турции скоро перейдут в новую фазу на севере Сирии. «Мы очень скоро переведем процесс, который мы начали с операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь», в новую фазу», – сказал Эрдоган на 11-й конференции послов. Президент неоднократно предупреждал, что Турция готовит наступление против курдских бойцов Отрядов народной самообороны (ОНС), которых Турция считает террористической группировкой, а США, напротив, поддерживают в качестве основной боевой силы, направленной против ИГИЛ*.

Известие о сделке, которая, кажется, остановила, по крайней мере на данный момент, конфликт на границе, было воспринято многими с облегчением. Однако сторонники правительства Турции, такие как Бурханеттин Дюран из Daily Sabah, указали на то, что Турция должна оставаться бдительной и внимательно следить за выполнением соглашения: «Если совместный оперативный центр будет служить для быстрого решения проблем безопасности Турции, турецко-американское сотрудничество может углубиться и взаимное доверие может быть восстановлено. Кроме того, это будет способствовать новым совместным шагам в Сирии и Ираке. Если же США и Центральное командование (CENTCOM) будут просто делать вид, что выполняет приказ президента США Дональда Трампа о создании 30-километровой зоны безопасности, то турецко-американские отношения еще больше ухудшатся. Турки расценили бы это как попытку защитить ОНС и как акт обмана со стороны США. Удаление ОНС из этого района является не подлежащей обсуждению целью для Турции. Позиция турецкого правительства отражает широкий консенсус внутри страны».

Американо-турецкая сделка воспринята сторонниками Эрдогана как победа турецкого президента и была интерпретирована ими как оправдание его поведения в связи с кризисом в отношениях с США, возникшим благодаря противоракетной системе С-400, купленной Турцией у России. Ихсан Актас из Daily Sabah говорит по этому поводу: «Угроза турецкой военной интервенции на севере Сирии с целью заставить бойцов ОНС и Партию «Демократический союз» (ПДС) уйти к востоку от Евфрата в конечном итоге привела США к сближению с позицией Турции в разрешении сирийского тупика. Статус Турции как региональной державы был восстановлен, и мы также добились того, чтобы не сталкиваться лицом к лицу с США, нашим союзником по НАТО. Турция находится на самой оси нового баланса сил в международных отношениях. Осознавая силу Турции и ее ограничения, президент Реджеп Тайип Эрдоган становится мировым лидером, который испытывает пределы нового, многополярного мирового порядка».

Однако не все согласны с этой оценкой. В недавней редакционной статье The National утверждается, что риторика и угрозы Эрдогана призваны отвлечь внимание избирателей от экономических проблем и ухудшения отношений с союзниками страны по НАТО: «Его бравурная речь является игрой мускулов; она имеет мало общего с контртеррористическими усилиями и много общего с внутренней политикой. Это прекрасная возможность для Эрдогана отвлечь внимание турецкого общества от экономического кризиса, который искалечил турецкую экономику и стер 30 процентов от стоимости лиры… В июне ПСР во второй раз проиграла выборы мэра в Стамбуле – городе, который положил начало политической карьере Эрдогана. Его отношения с США также сильно ухудшились после спора о покупке Турцией С-400, российской системы противоракетной обороны, которая не соответствует правилам НАТО. Даже бывшие товарищи Эрдогана по партии раскритиковали его политику».

Салман Аль-Доссари, похоже, разделяющий это мнение, добавляет, что бахвальство Эрдогана является последней попыткой добиться политической значимости для человека, чьи лучшие дни прошли: «Вчерашние союзники превращаются во врагов, турецкая оппозиция эксплуатирует состояние путаницы во внешней и внутренней политике режима. Правящая в Турции Партия справедливости и развития Эрдогана, похоже, переживает свой самый мрачный период. Времена его популярности ушли в прошлое, а политические стычки внутри правящей партии стали весьма болезненными для президента. Последовательные поражения рассматриваются внутри правящей партии как естественный результат внутриполитического провала и безрассудной внешней политики. Возможно, еще слишком рано говорить о том, что события в Турции указали на финал Партии справедливости и развития, но огромная и необычайная популярность, которой пользовался Эрдоган, ушла в прошлое».

В авторской колонке Saudi Gazette Джамиль Альтеяби предлагает альтернативное, хотя и пересекающееся с другими объяснение недавних шагов Эрдогана. Альтеяби утверждает, что риторика президента Турции представляет собой завуалированную заявку на региональную гегемонию: «Эрдоган никогда не учился на своих неудачах и ошибках. Он был очень разочарован, увидев провал своей мечты о восстановлении былой славы Турции и возвращении страны во времена Османской империи путем смешения ислама и секуляризма…. Он использует «Братьев-мусульман» в качестве оружия для достижения своих целей. Эрдоган ставит на разрушительный проект «Братьев-мусульман»*, с тем чтобы дестабилизировать арабский регион, расширить свою гегемонию и установить контроль над арабскими странами, особенно над Саудовской Аравией и Египтом. Его политика и дурные намерения были раскрыты. Его лозунги устарели».

Наконец, Сет Францман из Jerusalem Post предлагает еще одно объяснение, особенно в отношении предложения Эрдогана о возвращении сирийских беженцев. По словам Францмана, главная цель президента – перерисовать демографическую карту приграничного региона между Сирией и Турцией: «Турция хочет полностью ликвидировать бойцов РПК и все ее филиалы. Она нанесла авиаудары по езидским активистам в Шенгале и по лагерю беженцев вблизи Махмура. Эрдоган стремится к тотальной войне по всему региону против всех, кто связан с этой группой. Таким образом, восточная Сирия стала его мишенью. В течение многих лет Анкара угрожала провести там операцию. Эрдоган усилил свою риторику прошлой осенью, и это указывает не только на начало военной операции. Президент говорит о «возвращении Сирии ее истинным владельцам». А кто же такие эти истинные хозяева? Это нигде не написано, но Турция заявила, что хочет помочь в основном арабским беженцам – тем людям, которые бежали в Турцию во время войны с ИГИЛ. Это уже привело к демографическим изменениям в Африне, превратив исторически курдскую область в преимущественно арабскую».

*- террористическая организация, запрещенная на территории РФ