«Ташдамир была принесена в жертву во имя турецко-норвежских отношений, — говорит Энайят. – Одно из доказательств этой версии – удаление информации по её делу с личных устройств адвокатов».
Эхо прогремевшего решения о депортации героической партизанки, совершенной 4 июля, всё ещё не утихает. Адвокаты и неправительственные организации, СМИ и общественность обращаются в международный суд, и против Норвегии развернулась целая кампания.
Гулизар запросила политическое убежище в Норвегии в сентябре 2015 года, узнав об ордере на свой арест, выданном в Турции, и понимая, что её жизнь подверглась опасности.
После одиннадцати месяцев рассмотрения запроса норвежские власти отказали ей в августе 2016 года. Адвокат Ташдамир подал апелляцию. После последовавшего за этим отказа он и его подзащитная обратились в высший суд, но в сентябре 2017 года снова было принято решение не в пользу Ташдамир.
В попытке найти выход она запросила политическое убежище в Германии в октябре 2017 года. Германия ответила отказом, и в соответствии с дублинским соглашением полиция передала Гулизар Норвегии 2 июля 2018 года.
Два дня Ташдамир находилась под арестом. 4 июля норвежский иммиграционный департамент заявил, что её «утверждения не заслуживают доверия», и её экстрадировали в Турцию. В процессе экстрадиции Гулизар сопровождали сотрудники полиции, заковавшие её в наручники, как преступницу.
До сих пор от Гулизар Ташдамир нет никаких вестей. Есть предположение, что она может содержаться в антитеррористическом департаменте (ТЕМ). Ни её семья, ни адвокаты не могут добиться информации о её местоположении. Они убеждены, что её жизнь в опасности.
С 2015 года делом Ташдамир занимался Нигер Энайят, депутат городской думы Осло. По его мнению, отказ курдянке в убежище случай нетривиальный. «Это было абсолютно сознательное решение, от которого зависела её жизнь, и экстрадировали её в результате сговора. То, что случилось позже, подтверждает мою версию».
Несмотря на протесты «Международной амнистии», политических партий и общественности, норвежский суд по делам беженцев подтвердил вынесенный прежде вердикт.
Энайят комментирует: «Всем было прекрасно известно, какую жизнь она вела, у компетентных органов имелись в наличии фотографии и документы, иллюстрирующие это, но было принято именно такое решение. Мы знаем, что тысячи людей запрашивают убежища в Норвегии и странах Европы и получают его, не будучи политическими беженцами. Ташдамир же была в смертельной опасности».
В 2016 году, вспоминает Энайят, в Турции было проведено расследование по делу Гулизар. «Посольство сообщило, что у них ничего на неё нет. Однако нам известно, что в 2013 году прокуратура Догубаязита искала информацию о Гулизар как «участнице вооруженной группировки». Здесь есть два варианта: либо Турция солгала властям Норвегии, либо этот доклад был намеренно подготовлен. И тут имеется противоречие. Мы знаем, что Норвегия не та страна, которую можно легко обвести вокруг пальца. Остаётся один вывод – это был торг».
Энайят убежден, что в сговор вовлечены Турция, Норвегия и Германия. «Гулизар жертва этого грязного альянса. За последние три месяца 245 человек, утверждающие, что они имеют отношение к гюленистам, запросили убежище в Норвегии. А когда Турция запросила экстрадицию из Норвегии Гулизар, им ее охотно отдали. Они хотят иметь достаточные с их точки зрения основания давать кому-либо убежище, заявляя, что «Турция небезопасна». Сейчас Норвегия гудит от дебатов».
Между тем, здоровье Ташдамир серьезно пошатнулось, у неё больное сердце, медицинская проблема с кровью, и она недавно была прооперирована. «В таком состоянии её отправили в Турцию. Норвегия несёт ответственность за преступление против человечности и ответственна за жизнь Гулизар».
Есть ещё одно неприятное обстоятельство.
«Вся информация по данному делу внезапно была удалена с компьютеров адвоката и членов общественной организации «Солидарность с Гулизар Ташдамир», причём произошло это единовременно, — говорит политик. – Кому и зачем могло понадобиться удалять информацию с личных устройств этих людей? Если верить Норвегии, турецкая разведка этого не делала. Остаётся только один подозреваемый – наша собственная разведывательная служба».
Фотография и прочие документы, приложенные к запросу Ташдамир на политическое убежище в Норвегии, были переданы террористическому турецкому государству вместе с самой активисткой.
Турция незамедлительно обнародовала фотографию в масс-медиа. Это противоречит норвежскому законодательству и закону о беженцах, принятому ООН. Даже в случае отказа в убежище такие документы не должны быть переданы другому государству.
Курды всегда считали Норвегию демократическим государством, защищающим права человека, но, говорит Энайят: «Норвегия играла роль посредника между Рабочей партией Курдистана и Турцией с 2009 года, и такой была её миссия. Но предательское решение по делу Ташдамир не могло не вызвать ответной реакции у курдов. Их предали. Они этого не забудут. Сейчас по миру идёт информационная кампания, призванная добиться отмены норвежского решения».