Подробности постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) об освобождении бывшего сопредседателя Демократической партии народов (ДПН) Селахаттина Демирташа свидетельствуют о том, что политическая программа Эрдогана и Партии справедливости и развития (ПСР) ликвидации правительства перед проведением референдума и выборов более чем очевидна.

ЕСПЧ рассмотрел апелляцию Селахаттина Демирташа, который находится под стражей с ноября 2016 года, и постановил, что были нарушены некоторые права, признанные Европейской конвенцией о правах человека.

ЕСПЧ рассмотрел апелляцию в отношении заключения Демирташа под стражу и постановил, что апелляция является законной в соответствии со статьей 18 ЕКПЧ. В Постановлении отмечено, что в ближайшее время Демирташ не сможет получить доступ к судебному надзору через Конституционный суд.

Статья 18 ЕКПЧ гласит: «Ограничения, допускаемые настоящей Конвенцией в отношении указанных прав и свобод, должны применяться только для тех целей, для которых они были предусмотрены”.

Суд отклонил иск о том, что лишение свободы Демирташа не противоречит турецкому законодательству, и, указав, что продолжение ареста нецелесообразно, постановил освободить его. В постановлении указывалось, что была нарушена статья 5/3 ЕКПЧ, регулирующая “право на свободу и безопасность”.

Судьи ЕСПЧ также процитировали комментарии Демирташа во время демонстраций в поддержку сопротивления в Кобани в 2014 году и подчеркнули, что Демирташ не совершал преступления. Постановление требует, чтобы Турция приняла необходимые меры по прекращению ареста Демирташа.

По решению суда Турция обязана выплатить 10 000 евро в качестве компенсации за моральный ущерб и еще 15.000 евро за судебные и прочие расходы.

В пресс-релизе подробного постановления подчеркнуто, что Турция нарушает ряд статей Европейской конвенции о правах человека и что «демократия находится под угрозой». Также имеет место заявление о том, что тюремное заключение Демирташа служило секретной цели предотвращения голосования «Нет» на референдуме 2017 года.

Суд также отметил, что с арестом Демирташа у правительства ПСР были связаны «необъявленные цели» на референдум 2017 года и президентские выборы 2018 года. В постановлении подчеркивалось, что турецкое правительство хочет «задушить плюрализм» и ограничить арену свободных политических дискуссий, составляющих суть демократического общества.

Суд также включил в слушание комментарии президента Турции. Эрдоган угрожал ДПН после поддержки сопротивления в Кобани и поражения на выборах в 2015 году и говорил, что депутаты сначала потеряют свою неприкосновенность, а затем будут устранены через судебную власть.

В постановлении ЕСПЧ также цитировались речи Эрдогана о ликвидации курдской политики и сил демократической политики в целом, начиная с ДПН, через парламент и судебную власть.

Вот некоторые из комментариев Эрдогана, цитируемых постановлением:

«Я не думаю, что это правильно – закрывать политические партии. Но администрация этой партии должна заплатить за инцидент. Каждый член партии, каждый человек». (28 июля 2015 г.)

«Мы должны немедленно решить вопрос о неприкосновенности. Парламент должен принять оперативные меры. Это повлияет на одного, двух людей? Мы должны выдвинуть принцип. И что это за принцип? Как может происходить так, что те, кто вынудил моих курдских братьев выйти на улицы и принес смерть 52 человек, не предстанут перед судом, а будут расхаживать в парламенте, а те, кто говорят, что за ними стоят РПК (Рабочая партия Курдистана), ДС (партия «Демократический союз») и ОНС (Отряды народной самообороны) останутся чистыми. Если Парламент не будет делать то, что должен, эта нация и история призовут Парламент к ответственности». (16 марта 2016 г.).

Суд отклонил заявление адвокатов Демирташа о том, что его арест противоречит разделу 1 статьи 5 ЕКПЧ, и утверждал, что есть много обвинений против Демирташа, и поскольку эти обвинения могут быть «связаны с терроризмом», временное задержание не противоречит ЕКПЧ. Тем не менее, акцент был сделан на серьезных обвинениях в обвинительных актах, подготовленных прокурорами в отношении Демирташа, и суд не прокомментировал сами «преступления».

В постановлении указывалось, что турецкие суды, как правило, «автоматически продлевают срок содержания под стражей», и указывалось, что такая практика противоречит статье 5 раздела 3 ЕКПЧ. Также в Постановлении говорится о том, что турецкая судебная власть использует бессмысленные оправдания, такие, как «риск побега», «фальсификация доказательств» и «влияние на показания», и подчеркнуто, что до того как будет произведен арест с целью ограничения или лишения свободы «необходимые действия» должны быть «произведены должным образом».

Также в постановлении подчеркивается, что тяжесть обвинений в адрес Демирташа и срок наказания, который требуют обвинители, не могут служить основанием для продления срока предварительного заключения.

Суд также отклонил апелляцию о том, что статья 5 раздела 4 была нарушена, когда обращение Демирташа в Конституционный суд не было решено “своевременно”, по причине того, что нагрузка на Конституционный суд значительно возросла после «попытки переворота» в июле 2016 года, и ответ на апелляцию Демирташа был дан через 13 месяцев.

В подробностях Постановления по апелляции Селахаттина Демирташа согласно статье 3 Протокола №1 ЕСПЧ указано, что права на участие в выборах, права голоса и права быть избранным недостаточно самих по себе, и что в случае избрания у всех есть право исполнять свои обязанности в Парламенте. Также подчеркнуто, что Демирташ был лишен возможности участвовать в парламентской деятельности в период с ноября 2016 года по июнь 2018 года.

В постановлении сказано, что арест не противоречит турецкому законодательству, однако судьи, отдавшие приказ об аресте, должны были предоставить Демирташу «защиту на высшем уровне», поскольку он является не только членом парламента, но и лидером оппозиции. В постановлении также говорится, что турецкие судьи не представили серьезных оснований для долгосрочного ареста Демирташа, и упомянут судья, который прокомментировал предыдущее постановление Конституционного суда в отношении Демирташа, добавив, что последующие решения или решения об условно-досрочном освобождении, которые могли бы предоставить альтернативу тюремному заключению, вообще не рассматривались, что помешало Демирташу выполнять свои обязанности в качестве члена парламента.

В постановлении указывалось, что продолжительный арест Демирташа представляет собой нарушение права общественности выражать свое мнение, а мотивировка этого нарушения «недостаточна».

Еще одним важным моментом в постановлении ЕСПЧ стало открытое заявление о влиянии политической атмосферы Турции на судебную систему.

В постановлении в качестве основания приводились мнения различных международных наблюдателей и доклады комиссара Совета Европы по правам человека, а также указывалось, что «напряженная политическая атмосфера последних лет может влиять на приговоры, выносимые национальными судебными органами». Есть акцент на суровые приговоры, вынесенные судьями в отношении нескольких других депутатов ДПН, мэров и «несогласных в целом», а также Демирташа.

Некоторые из самых суровых замечаний постановления ЕСПЧ связаны с тем, что проблема не только в нарушениях прав, с которыми столкнулся Демирташ. «Наш суд считает, что под угрозой оказались не права Демирташа как личности, а сама демократическая система”, — сказано в постановлении и указано на “скрытые цели” правительства ПСР в отношении референдума и выборов.

В подробном постановлении признано, что турецкое правительство стремится «задушить плюрализм» и «ограничить арену свободных политических дискуссий, составляющих суть демократического общества», чем были нарушены статья 18 и Глава 3 статьи 5.