Премьер-министр Ливана Саад Харири подал в отставку в обращении к нации 29 октября. Отставка его правительства произошла на 13-й день общенациональных протестов и после нескольких дней тупика, когда политики пытались провести перестановки в кабинете министров страны. Эта отставка также последовала за днем насилия на улицах Бейрута между силами безопасности, демонстрантами и предполагаемыми сторонниками шиитских движений «Амаль» и «Хезболла».

Отставка была главным требованием, озвученным протестующими. Президент Мишель Аун начнет переговоры с политическими блоками в парламенте, чтобы назначить нового премьер-министра. Однако в настоящее время, по мнению как политических чиновников, так и аналитиков, будущее ливанского руководства и экономики страны остается неясным. Ряд действующих лиц в правительстве выступали против ухода Харири – теперь они будут вынуждены решать задачу формирования правительства, которое не только удовлетворяло бы все основные партии, но и отвечало бы требованиям демонстрантов и было бы способно предотвратить надвигающийся экономический крах Ливана.

В своем выступлении Харири заявил, что пытался работать с различными политическими группами, чтобы исцелить Ливан и ответить на требования протестного движения, участники которого призывали к полной отставке правительства и ликвидации традиционной сектантской системы, которая лежит в основе государства в Ливане с момента окончания гражданской войны в стране.

(Существующая более полувека «ливанская модель» – конфессионализм – государственного устройства была создана в 1943 году в процессе обретения Ливаном независимости от Франции. Чтобы обеспечить более-менее равный доступ к верховной власти для всех религиозных конфессий, был разработан следующий порядок: президентом страны должен быть христианин-маронит, премьер-министром – мусульманин-суннит, спикером парламента – мусульманин-шиит, а в правительстве должны быть поровну представлены христиане и мусульмане. Согласно конституции Ливан является парламентской республикой. Законодательная власть представлена Ассамблеей представителей – парламентом Ливана, который состоит из 128 депутатов, избираемых прямым голосованием на четырёхлетний срок. В Ассамблее заседают 64 мусульманина (27 суннитов, 27 шиитов, 8 друзов и 2 алавита) и 64 христианина (32 маронита, 20 армян ААЦ, 2 армяно-католика, 7 православных, 1 греко-католик (мелькит), 1 протестант, а также ещё 1 по усмотрению). Парламент избирает президента, утверждает состав правительства, утверждает законы и бюджет республики. В соответствии с конфессиональным делением в Ливане зарождались и политические партии, которые по большей части имеют религиозный характер. Христианские, суннитские, шиитские, друзские партии борются не друг против друга, а за места в пределах заранее определённых конфессиональных квот. В каждой из конфессий исторически сложилось несколько противостоящих друг другу политических сил, за которыми стоят определенные политические и семейные кланы. Против данной системы выступили многие участники протестов, требуя перехода к обычным выборам по европейским образцам. – Прим. ред.)

Премьер-министр признал, что потерпел неудачу. «Сегодня, если быть честным, я зашел в тупик», – заявил он.

Харири представил свой проект реформ 21 октября. Они включали сокращение зарплат министров, повышение налогов на банки и другие меры в надежде умиротворить демонстрантов. За несколько дней до того, как Харири ушел в отставку, ливанское правительство вело переговоры о том, как действовать в условиях непрекращающегося давления улиц, и рассматривало вопрос о реорганизации кабинета министров.

Генеральный секретарь «Хезболлы» Хасан Насралла заявил, что выступает против отставки кабинета министров. Мустафа Аллуш, бывший член парламента от Партии будущего – движения Харири, сказал «Аль-Монитору», что спикер парламента Набих Берри, союзник «Хезболлы» и глава движения «Амаль», пытался отсрочить отставку Харири. Связаться с офисом и советниками Берри для комментариев не удалось. Парламентарий Ален Аун, который является членом Свободного патриотического движения, сказал, что хотел достичь соглашения с Харири до его отставки.

Аллуш заявил, что Харири намеревался уйти в отставку в течение последних нескольких дней. 29 октября имело место насилие в Бейруте: сторонники «Хезболлы» и «Амаля» столкнулись с демонстрантами и силами безопасности, пытаясь уничтожить лагерь протеста в центре города. Все это произошло на фоне слухов о решении Харири уйти в отставку. Министр внутренних дел Рая аль-Хасан, который также принадлежит к партии Харири, написал в Твиттере: «Отставка была необходима, чтобы предотвратить сползание к гражданской войне, которую мы видели сегодня в центре Бейрута».

Услышав новость об отставке Харири, группа демонстрантов, блокировавших кольцевую дорогу Бейрута, где ранее в тот же день произошли столкновения, разразилась радостными криками и аплодисментами.

«Я чувствую себя очень счастливой, потому что я наконец слышу, что у людей есть голос», – сказала участница протестов Сара аль-Амин.

Другой демонстрант, Раби Юнес, сказал «Аль-Монитор», что у него нет никакого страха перед будущим, несмотря на насилие, которое имело место, и он уверен, что новое правительство скоро придет к власти.

Тем не менее будущее Ливана туманно. Аун, как сообщается, получил заявление Харири об отставке, но пока не сделал официального заявления по этому вопросу. Однако, по словам Аллуша, правительство официально считается ушедшим в отставку, и, согласно Daily Star, Аун попросил правительство продолжать управление в условиях ограничения его полномочий.

Согласно ливанской конституции, президент должен провести официальные консультации с парламентскими блоками и спикером, а затем назначить премьер-министра. Парламент будет оставаться созванным на внеочередную сессию до тех пор, пока не будет сформировано новое правительство.

Госсекретарь США Майк Помпео и специальный координатор ООН по Ливану Ян Кубис призвали к скорейшему формированию нового правительства. Однако в последний раз, когда ливанские фракции пытались сформировать новый кабинет министров, этот процесс длился девять месяцев, и с учетом того, что в ходе протестов между различными партиями сохранялись и возможно даже увеличились глубокие трещины, какие-либо договоренности вряд ли будут достигнуты в ближайшее время.

Аллуш заявил, что он и его Партия будущего считают, что политики должны повторно выдвинуть Харири для формирования нового правительства, но добавил, что прежний статус-кво исчез.

«В данный момент мы потерпели фиаско, – сказал Аллуш. – Соглашение между Саадом Харири и президентом, которое привело Ауна к президентству и сделало Саада Харири премьер-министром, теперь не действует».

Харири согласился поддержать назначение Ауна на пост президента в 2016 году, чтобы положить конец двухлетнему периоду, в течение которого в Ливане не было главы государства.

Аллуш добавил, что бывший премьер-министр откажется возглавить новый кабинет министров, если он не сочтет, что это позволит ему эффективно управлять страной. Аун заявил, что заседания проводятся, но окончательного списка потенциальных кандидатов на пост премьер-министра пока нет. Он добавил, что если не будет достигнуто соглашение о том, чтобы Харири или кто-то из близких к нему людей стал премьер-министром, то это может привести к формированию одностороннего правительства, состоящего из партий, связанных со свободным патриотическим движением.

Сами Надер, директор Левантского института стратегических дел, сказал «Аль-Монитору», что если новое правительство технократов, которое сможет осуществить реформы, не будет создано, как того требовали некоторые протестующие, то два других возможных исхода будут катастрофическими для будущего Ливана.

«Экономическая ситуация не может допустить сохранение старой бизнес-модели, старый способ формирования правительств, – сказал Надер. – Экономика не сможет работать в условиях, когда сформировано правительство, которое контролируется или воспринимается как контролируемое «Хезболлой» и ее союзниками».

(«Хезболла» – крупнейшая шиитская организация в Ливане, связанная с Ираном. Против нее, как и против Ирана, введены санкции США. Если к власти в стране придет правительство, связанное с «Хезболлой», на Ливан обрушатся американские экономические санкции, способные стереть экономику этой страны в пыль. – Прим. ред.)

Об этом заявил также глава Центрального банка Ливана Риад Саламе 28 октября. Он отметил, что стране необходимо достичь политического решения за несколько дней, чтобы предотвратить экономический коллапс.

По словам Дэна Аззи, ливанского аналитика, заявление Саламе должно было побудить лидеров Ливана к действию. Он добавил, что отставка Харири может не иметь такого большого экономического эффекта, как ожидалось, из-за и без того тяжелой ситуации в Ливане: «Последствия отставки Харири не будут столь уж значительными. С точки же зрения демонстрантов, они выиграли, их уверенность, вероятно, возросла».

Аллуш не исключил возможности возвращения боевиков «Хезболлы» на улицы Ливана в случае ухудшения ситуации, как это было в 2008 году.

В последующие дни и недели политические лидеры Ливана столкнутся с огромными проблемами. Лидеры теперь будут вынуждены решать не только свои собственные политические задачи, но и проблемы ливанских улиц и площадей. Что касается поиска решений ливанского кризиса, то отставка Харири – это только начало.

Иран обеспокоен ливанским «вакуумом» после отставки Харири

Политическая неопределенность, связанная с отставкой премьер-министра Ливана, вызывает беспокойство в Иране, который сохраняет ключевые интересы в крошечной, но стратегически важной арабской стране.

Отставка премьер-министра Саада Харири не стала радостной новостью для политических элит Ирана, которые внимательно и с тревогой следили за последними двумя неделями народных протестов в ливанской столице.

Вызванный общественным недовольством коррупцией и социальным расслоением, этот переворот коснулся Ирана, который ведет борьбу за вытеснение Саудовской Аравии с ливанской политической сцены.

«Иран надеется, что ливанская нация и правительство пройдут через этот критический и деликатный этап», – заявил официальный представитель МИД Ирана Аббас Мусави после отставки Харири. Мусави подчеркнул важность единства между соперничающими ливанскими группами.

Но иранские средства массовой информации были менее дипломатичны. Газеты, не слишком терпимые к влиянию Саудовской Аравии на Ближнем Востоке, рисовали мрачную картину будущего. «Кайхан», связанный с управлением верховного лидера Ирана, посетовал на политический вакуум, который служит интересам «врагов».

«Вмешательство США, Саудовской Аравии, ОАЭ и Израиля слишком очевидно», – говорится в редакционной статье «Кайхана». Редакция утверждает, что внутренние враги поддерживаемой Ираном «Хезболлы» спровоцировали протесты.

Официальные лица и издания Исламской Республики Иран критикует Харири и его Партию будущего за прозападную повестку дня и обвиняют в проблемах Ливана «манипуляции» Саудовской Аравии, якобы контролирующей Харири. Но, несмотря на это, Иран рассматривает отставку Харири как не самый лучший вариант в стране с политической традицией затяжных тупиков и – что более важно – граничащей с Израилем, главным врагом Ирана.

«Харири сдался», – гласил заголовок на первой странице газеты. – Контролируемая Саудовской Аравией шахматная фигура ушла в отставку только для того, чтобы бросить Ливан в новые кризисы». Общественный гнев был вызван «некомпетентностью малодушного премьер-министра».

На протяжении многих лет влияние Ирана в Ливане и его финансирование «Хезболлы» были спорным моментом, вызывавшим разногласия среди иранцев. В свете этого бесконечные дебаты о прощании Харири распространились в иранских социальных сетях.

«Отставка была худшим ударом для «Хезболлы» и президента Мишеля Ауна, – написал один пользователь в Твиттере, добавив: Они не смогут сформировать коалиционное правительство без Харири. Конечные победители – Харири и Саудовская Аравия». Некоторые высоко оценили силу общественного давления, которое смогло добиться реальных изменений в Ливане, в то время как другие указали на провал четырех десятилетий иранского влияния, направленного на то, чтобы Иран с помощью «Хезболлы» смог закрепиться в Ливане.

В качестве еще одного признака того, какое значение для Ирана имеет текущая ситуация в Ливане, можно привести следующий факт. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи предупредил, что политический вакуум не поможет ливанцам сделать позитивные шаги вперед. Признавая законные претензии ливанцев, Хаменеи посоветовал им добиваться выполнения своих требований, оставаясь в правовых рамках. Выступая в Военной академии в Тегеране 30 октября Хаменеи заявил, что за кризисом в Ливане стоят правительство США и спецслужбы, «финансируемые реакционными региональными государствами».