ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ

После публикации статьи Азиз э Джаво Мамояна: «Историческая дилемма, или идея фикс» (http://kurdistan.today/), мы получили множества писем от наших читателей. Письма поступают разные. Но, среди авторов этих писем отличаются именно те, кто хотели бы побольше узнать об армянском священнослужителе начала XX века Сиона Вардапета Тер-Манвеляна и его книге «Езиды-Курманжъ».

Определенная часть читателей спрашивает, невозможно ли, эту книгу читать на русском, а те, у кого армянское образование – где можно достать эту книгу?

Мы с этими и другими вопросами читателей обратились к автору упомянутой статьи, курдскому писателю, исследователю и публицисту Азиз э Джаво Мамояну.

«Курдистан сегодня»

И, вот, его комментарии:

Начнем с последнего вопроса.

Всю книгу на русском не обещаем, но определенные выдержки из нее, с определенными комментариями возможно.

По поводу оригинала книги.

Конечно, мы бы могли отсканировать фотокопию книги, которая имеется, и опубликовать ее, но на полях ее страниц, и между абзацами стоят заметки автора этих комментарии. И, потом, сама книга была написана более чем века назад, в соответствии правил правописания того времени. И сам язык книги сильно отличается от современного армянского языка…

Теперь о самой книге и ее авторе!

Правду говоря, нам об авторе почти ничего не известно, кроме той информации которая содержится в его имени: Сион Вардапет Тер-Манвелян, где армянское слово вардапет (վարդապետ) означает архимандрит. То ест, по-видимому, он был архимандритом…

Что можно было сказать о его книге «Եզիդի կուրմանժ»//«Езиды-Курманжъ»?

Она была публикована 106 лет назад, в 1910 году, в городе Ахалцха, в типографии братьев Мартиросян (ниже прилагается фотокопия титульного листа книги).

Это совсем не большая по объему книга, состоит всего из 42 страниц. Но с точки зрения емкости содержания, богатого по разнообразию рассматриваемого материала и научного подхода автора, а также метода его анализа, эта книга достойна занимать почетное место в библиотеке литературы, посвященной истории и культуре курдского народа.

То, что сам Сион Вардапет Тер-Манвелян свою книгу называл «Езиды-Курманжъ», это означает, что для автора члены этой этно-конфессиональной общности являются курманджами. А курманджы, как известно, эта большая часть курдского народа (больше 70%), говорящие на курдском диалекте курманджи.

В своей книге имя этой этно-конфессиональной общности и его представителей автор упоминает 105 раза, по 9 разным формам: езди – 44 раза (этот термин более созвучен с самоназванием эздиан — êzdî), курд – 24 раза, курманж – 17 раза, езид – 8 раза, курманжы езди – 5 раза, езиды курманж – 4 раза, медийские езиды – 1 раз, курды езди –1 раз и курманжы езиды – 1 раз. И, причем, он все эти названия время от времени приводит в сочетании с другими словами и словосочетаниями, типа: «потомки древних мидян», «потомки Экбатана» (Экбатан – столица древней Мидии. – А. М.), «потомки мидийцев», «потомки медийского Виштаспа», «ветвь богатыря мидянина Астиага» и др.

Здесь читатель сам заметит, что, по частоте использования, первое место занимает слово езди (44 раза), второе место–курд (24 раза), третье место – курманж (17 раза), четвертое место – езид (8 раза), пятое место – курманжы езди (5 раза), шестое место – езиды курманж (4 раза) и седьмое место занимают три названия: медийские езиды, курды езди и курманжы езиды (по 1. раза). И, все это – для обозначения тех же самых эздиан. А, самое важное то, что для автора этой книги не имеет значение, какую из этих форм он использует для называния эздиан: езди, курд, езид, езиды курманж, курды езди, медийские езиды, курманжы, курманжы езди или курманжы езиды? Все у него получается безо особого выбора, не специально, кроме одного: медийкие эздиане, …потомки древних мидян», или «потомки Экбатана». И это для того, чтобы подчеркнуть мидийкое происхождение эздиан. То есть, читая эту книгу, можно понять, что этими словами автор выражает все особенности эздиан: что они эздиане (езди), что эздиане являются мидянами (в тексте: медийские эздианепотомки великана мидянина), что эти эздиане курды, что они относятся к числу курдов, говорящие на диалекте курманджи…

И интересен сам лейтмотив написания данной книги армянским богословом. Вот, оно: «Несмотря на то, что время от времени появляются мимолетные сведения о них, – пишет он, – но, к сожалению, эти сведения основаны на искаженных представлениях и недорозумениях, и я считал уместным, по мере возможноности, коротко предоставить нашим [армянам] историю потомков великана мидянина-Астияга» (стр. 5).

И, все же, читатель из текста книги поймет, что это не является основным поводом для таких наблюдений и в дальнейшем проведения такого серезного исследования.

В начале первого раздела своей книги С. В.Тер-Манвелян, сам не указывая, что именно это является основным поводом для написания данного труда, пишет: «Эпиграфом для данного исторического исследования взяты строки из «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци: «И вот я испытываю немалую радость и ликую…», мало, но замечательно, – констатирует С. А. Тер-Манвелян, –, как блеск света, отражается высшая радость и ликование Хоренаци за своего родного и любимого Паруйра, из рода Хайка (Хайк – мифический родоначальник армянского народа. – А. Д.) – первого царя, который был коронован мидянином Варбаком из рода Виштаспа Медийского.

И так, актом коронования Паруйра, – далее пишет Тер-Манвелян, Армения не только из помещичьего вассала превращается в совокупной политической царской власти. Также создается политико-культурный союз с соседними государствами, какой был между нами, армянами и мидянами из рода Виштаспа, которые тогда являлись одним из могущественных государств, чьей родной ветвью являются нынешние эздиане-курманджы.

… И после этого, долгое время, между нашими двумя соседными нациями–  союзниками сохраняются и политические-союзнические связи, и тесные дружественные соседские взаимоотношения …» (стр. 3 – 4).

То есть, армянский богослов С. В. Тер-Манвеля приступил к нестандартному иследованию для своего времени, данной темы, сугубо по соображениям благодарности к «потомкам мидян эздианам-курманджам», чьи предки в свое время не только стали инициатрами создания армянской государственности, но и ее основоположниками…

…В своей книге «Езиды-Курманжъ» С. В. Тер-Манвелян развивает интересные мысли и порой приводит такие сведения из жизни эздиан, которые свидетельствуют о его проницательности и научного чутья. Потому и читатель с болшим интересом продолжает следить за ходом его мыслей…

После того, как приведет основной лейтмотив написания своей книги, автор продолжает: «…Все же вернемся к общему ознакомлению с эздианами-курманджами, нынешними потомками мидян из рода Виштаспа.

Потомки Астиага тысячеконника, нынешние эздиане… по воле злой судьбы были считаны дикарями, горсткой шатерных людей… Они живут, рассчитывая на своего животноводства, на охоту и, что главное, на производстве предметов прикладного искусства. Но, все же, это угнетающее и адское положение, а также понесенные страдания и лишения не в состоянии, бесследно уничтожать их своеобразную жизнестойкость, яркую храбрость и непоколебимую воинственную отвагу.

Естественно, что чрезвычайно суровые жизненные условия должны были, оставит свой отпечаток в жизни бедного курманжского народа, и на самом деле оставили.

Но, несмотря на бедственное положение эздиан, их отсталости и малочисленности, – продолжает автор, – все же они заметны своими достойными особенностями, которые присущие потомкам великих нации вообше» (стр. 5;).

И такое определение эздиан, как патомков и части великой наци красной нитью проходит по всей этой работе – с начала до конца.

Читателю будет интересно, почему автор в своей книге на каждом шагу подчеркивает мидийское происхождение эздиан. Подчеркивает, потому что, как один из высокообразованных личностей своей времени, он об этом исчерпал достоверные сведения из древных и более поздных армянских источников. И это было естественное положение вещей. Отделные просвещенные личности среди армянской интелигенции и в начале ХХ века и до этого были уверены, что курды (в том числе, конечно же, и курды-эздиане) являются потомками древных мидян. Что, говоря мидяне, армяне подразумевали курдов, говоря курды, подразумевали мидян. Такие сведения сохраняются в древных армянских источниках, некоторые из них уже были публиковани, а другие ждут своего часа…

Очевидно, автор реално приставляет, в какое положение оказывались эздиане, и не может реалистично не описать его: «Очевидно, что последные потомки Экбатана – былого великого государства, курманджы-эздиане, спасаясь от кровавой бойны исламских фанатиков, также безжалостных насилии христян, с трудом сохранились в призраке природопоклонной веры своих предков. Но, так как, они со своей независимой верой, к счастью, не относятся ни к какой ныне господствующих религии, потому и со стороны всех слепа были признаны народом без религии, даже со стороны своих родных соплмяников, попавшие в обиятия магометянства. Притом, все их одинаково злостно ненавидят и оскарбляют.

Курды, принявшие магометянство, сохроняли только эздианскую одежду и язык…» (стр. 5 – 6).

Вот, какое предствление имеет Архимандрит Тер-Манвелян об эздиан!

И, самое интересное, обратите внимание, христианский священослужитель об эздиян и их религий имеет свое особое видение. Вот, оно: «…[эздиане] с трудом сохранились в призраке природопоклонной веры своих предков. … Они со своей независимой верой, к счастью, не относятся ни к какой ныне господствующих религии…». – Написание такого определения христианским священослужителем о тех, кого «все слепа признанли и считали народом без религии, … все одинаково злостно ненавидели и оскарбляли», в начале ХХ века, когда на почве религиозной нетерпимости и ненависти вылетели головы, можно было считать смелым поступком, даже подвигом.

Но, и это не все …

Эта маленькая книжка, начиная с ее названия, до последнего слова служит раскрытию многих сложных и запутанных страниц истории древнего мира.

«По их убеждению, на равне с храмом, и очаг священен, и его огонь, который и является главной и святой сутью их святины. В качестве представителя и символа Очага и Огня, на уровне обожествления они приподносят свои почтения к Солнцу, и даже поклоняются – восхваляют его чудесный восход» (стр. 11).

И, несмотря, Сион Вардапет Тер-Манвелян эздианство представляет не во всех его особенностях и не раскрывает все его стороны, но, как принцип, в общих чертах он близок к разгадке истины этой древней религии курдского народа…

И это принципиально!..

Потому и, здесь только заметим, что для эздиан не огонь является главной святостью, а Сольнце. Для эздиан Солнце является неиссякаемым источником жизни, свяшенной сутью Высшего Духа, а Огонь является лишь его частыцой на земле, и потому он тоже является священным для эздиан.

В эздинстве Солнце не только является священной сутью, но и зримым символом существования самого Бога, потому что без него жизни не может быт на Земле.

И ответ на вопрос о том, почему эздианство также называют солнцепоклонством, надо искать здесь.

Но, все же, очевидно, С. А. Тер-Манвелян чутьем догадывается – в чем заключается истинная суть эздианской веры!

Как видно, он эздиан знал близко (и даже, возможно, вырос среди них!), изнутри изучал их культуру, религию, обычаев, традиций и быт. Читатель и не успеет удивляться: на каждом шагу он раскрывает что-то новое, неопознанное до конца, для себя и своих читателей:

«Наши сегодняшние доброжелательные соседи курманжы-эздиане, о которых в начале своего скромного труда мы упомянули, являются ветвой наших былих могушественноых соседей – мидян, потомков Астиага из рода Виштаспа…» (стр. 41).

«Очевидно, что последные потомки Экбатана – былого великого государства (Экбатан – столица древнего Мидийского царства. – К. М.), курманджы-эздиане, с трудом спасаясь от кровавой бойны исламских фанатиков, также от безжалостного насилия христиан, сохранились в призраке природопоклонной веры своих предков. Но, так как они со своей независимой верой, к счастью, не относятся ни какой ныне господствующих религии, потому и все слепа поверили и признанли их народом без религии. В этом поверили даже их родные соплеменики, попавшие в обиятия магометянства. Притом, все их одинаково злостно ненавидят и оскарбляют (стр. 5 – 6).

«…Естественно, что чрезвычайно суровые жизненные условия должны были, оставит свой отпечаток в жизни бедного курманжского народа, и на самом деле оставили.

…Но, несмотря на бедственное положение эздиан, их отсталости и малочисленности, все же они заметны своими достойными особенностями, которые присущие потомкам великих нации вообше» (стр. 5).

«Эздинин всем сердцем и душой исповедует и верит единого создателя-творца Бога на небесах, верит и его небесной власти и славе, и его мудрого, безгранично предвидящего ока…

Идейная величественность эздианской религии состоит в отважной храбрости и истинной честности верующего, которая и составляет простой, однако не на уровне беззаветной, а уникальной, бесхитростной сушности этой веры. Вера, от серезного иследования которой, на самом деле, многого зависит, главным образом –[развитие] науки и освещение истории религии» (стр. 7).

«О, какое благородство…, какая честь к идеям святого достойнства предков человечества! И это сегодня совсем отсутствует у великих нации и их религии, считвшиеся просвященными и прогресивнимы, которые сегодня ослепленны от внешного вида [своих] религии и политики» (стр. 8). …

«…Они [эздиане] наделены действенной и живой верой…» (стр. 23).

«Надо признаться, что ездиане вместе со своими некоторыми достоинствами неразделенно сохранили дух восточного чествования и гостеприемства. И это ярко вырожаеся на их самодовольном лице в минуты полюбовного гостеприемства…» (О культуре, обычаев и быта эдиан подробнее – см. ниже – А. М.)

«Тысяче слава Хоренаци, что сегодня пробуждает наше забытое состояние светлой памятью нашего бессмертного прошлого. Вот, почему мне казалось приятным, совершать маленький экскурс в прошлое людей, забытых со стороны безжалостного мира, несчастных потомков рода Виштаспа, которые до сих пор уповают на спасения в лабиринтах горных вершин». (стр. 42)

И это еще не все, С. А. Тер-Манвелян в своей книге «Езиды-Курманжъ» продолжает привести многие яркие примеры из жизни эздиан, и с восхищением их сравнивает или вставить пример подражания своим соплеменникам-армянам (ведь сама его книга была адресована имена армянским читателям!) и он никак не может скрывать свои эмоции и восхищения…

Вот некоторые выдержки:

«…Удивительное явление, весь мир их считал и считает неверующими, а они –все человечество» (стр 12)

«…Он (эздианин. – А. М.) любит и привык смотреть на окружающих себе народов с олимпийской высоты …» (стр. 23)

«…Надо отметить, что курмандж изначально рожден гордым, в каждом его шаге, движении, в разговоре виден их дух гордости…» (стр. 23)

Конечно, раскрытие истинной сути эздианского вероучения вопрос времени. И это будет, зависит от бескорыстного, глубокого и всестороннего исследования, от «которой, – по словам С. В. Тер–Манвеляна, – на самом деле, многого зависит, главным образом, развитие науки и освещение историй религии».

Все же, С. В. Тер–Манвелян, будучи личностью своей эпохи, не мог бы быт вне влияний религиозных вероучений и доктрин своего времени. Особенно, если учитывать, что он был духовным священнослужителем, богословом. Но, а если он в такое время, при таком своем статусе об эздиан пишет, что «они со своей независимой верой, к счастью, не относятся ни к какой ныне господствующей религии, потому и все слепа поверили и признанли их народом без религии…», это говорит о том, что в каких условях бы он не формировался как личность, какие догми, запреты и условности не были, все ровно, он остался Человеком не только своей эпохи, но и всех времен…

…В данной работе представлены не только многие интересные выводы Тер-Манвеляна про эздианской религий и ее вероучения, основанных на результатов наблюдении и научных исследовании, но и ест многого интересного о разных областях жизни эздиан – общественного, этнографического, культурного и бытового характера…

И потому, ниже без особых изменении предлагаем вниманию читателя выдержки из упомянутой книги Тер-Манвеляна:

«Курмандж … твердо стоит на прочной основе семейной святости – у него бывает одна жена, с которой и он живет душа в душу до конца своей жизни. Это и является супружеским взаимноосознанным святым союзом. Они дают клятву и обет, жит под крышой дома, выпавшему им на долю, как две опоры, и совместно нести ярмо…, преиспольненные высокой таинственности супружества, они принимают и верят в ту идею, что в две личности сосредоточивается одна душа.

… Курманджка одновременно, и в скотоводстве, и во всех малых и больших полевых работах, кроме охоты, которая является только мужским делом, является неразделенным помощником мужа. Женщина является упраляющим всех семейных дел, хозяйкой, матерью, воспитательницой. Она определяет, что надо делать, сама же управляет всему этому…» (стр. 16 – 17.).

«…красивый пол, особенно, молодые девушки, имеют большие привелегии и увожение у племени курмандж, чем у других народов. Они и более свободны.

Молодые дамы-эздианки, так же как и барышни кроме того, как украшают шею ожерелиями…, руки браслетами и уши серьгами, украшают и носы звездочками – с брилинатами, которые они носят в торжественные дни…

…Одно из любимых привичек юных курдянок, это оставить открытим голены. И они эту часть ног украшают несколькими рядамы разнобразных бусь. Или же у юной курманджки украшены мраморноая шея и грудь, а так же многочисленные косечки, сложно плетенные и укршенные серебрянными кольями и драгоценными бусинами и бусами от злого глаза, они стекают в низ, к талию.

Рукава женских платьев украшают разнообразными бусами, с серебрянными коконами, и собеседники, и сама хозяока с наслождением слушают раздаюшее от ных мелодичные звуки. Между прочим, и при разговоре красывых девушек и невесток эти звуки перемешаются с их звонкими и нежными голосами и песнопениями с приятными рефренами «ло-ло-ло!»…

Заниматься рукоделием, особенно, ткать ковровые изделия, обычное дело для курдской женщины…Они из козьей шерсти ткут шикарные и прочные шатры темного цвета, которые имеют удивительные свойства … При ливневого дождя, даже капля воды не просочится через курдские шатры…

Двусторонние курдские паласы, которые называются «йамани», цельные, с красивыми порами, выносятся не только в центральные районы Росси, но и заграницу. Не менее ценны курдские махровые ковры и ковровые паласы называемые «лоп» и «зили» …

Среди тысячи курдянок вряд ли встретится одна женщина, которая свободно и умело не вяжет…

Ездиянка искусный знаток в деле переработки молочных продуктов: похвальны их лакомые сливки, простокваша, сметана, масло, сыр; особенно сохраненный в бурдюке сыр с творогом, которого можно считать лучшим, чем дорогие сорта голландского сыра…

…Они вышей степени опрятные и, несмотря на тех суровых условьях, в которых они живут в трущобах, шатрах, все ровно, их любимое требование – чистоплотность…

Ненавистна им изнеженность, особенно в деле воспитания детей». (Стр. 17 – 22.).

«Завидно взаимное доверие, которое испытывают друг друга эздиане. Если они вместе раза два поделились хлебом и солью, уже становятся близкими друзьями, с убеждением взаимного, безупречного доверия…

Использование расписки почти не существует среди эздиан, вместо нее служит взаимное честное слово, а расписка считается доказательством недоверия. Не принято, за выданной в заем, и большой, и маленькой суммы, брать какие-то проценты, это считается грехом и тяжким преступлением….

…Они являются поклонниками чудо-красоты природы и искусства: любят играть на свирели, …танцы, песни. … Большая часть курдских песен меланхоличные и грустные.

Пастухи обычно водят на пастбище свою отару мелодиям свирели или благозвучными восклицаниями и свистами.

Эздианин очень любит ношение оружия, и содержит его ухоженным. Оружие не только является не отлучаемым другом, но и, как бы, одним из главных частей его тела…

Он любит и привык смотреть на окружающих себе народов с олимпийской высоты ….

Надо отметит, что курманж изначально рожден гордым, в каждом его шаге, движении, в разговоре проявляется дух гордости.

Врожденно очень сообразительны и остроумны, особенно в расчетах, даже не имея понятия об арифметике и действиях счётов (абак), все же, с большим успехом они быстро считают десятитысячные цифры, более успешно, чем арифметики, конечно же, они до сих пор не имели дело с многочисленными, миллионными цифрами. *

Непоколебимость эздианина, в своем убеждение, достигла крайности, если не сказать, упрямству. И потому они непоколебимы. Слово страх для них не существует, скорее, примут смерть, чем трусость. Даже ребенок с презрением и хладнокровием относится к ударам врага, без малейшего признака страха. Как мужчина, так и женщина с детства владеют искусством применения оружия.

Пойти против убеждений считается малодушием: и это известно всем: и армяне, и перси, чтобы показать степень чье-то упорства, говорят: «У него курдское ребро!» – И это означает, что он является вышей степени настойчивым, решительным человеком». (стр. 22 – 26)

«Эздиане особой бережностью смотрят и держат верховые кони – расторопные курдские кони – точно, как по английским традициям, может быт, даже раньше англичан у них этого было. Причем, благодаря продолжительности чередования, сохраняется племенная генеалогия коней…

Главными особенностями настоящих коней являются: стройная маленькая голова, маленькие и острые уши, живые и блестящие глаза… Вообще круглый круп расторопного курдского коня выше седлообразной спины….

Курманж настоящего коня на самом деле не только любит, но и, прямо обожествляет…» (стр. 26 – 28.)

«Эздианин является отличным лекарем-хирургом, особенно в деле ампутации. Ему знакомы и внутренние болезни, со своими порождающими причинами. Им хорошо известны лечебные растительные корни, растения и цветы, со всеми особенностями, названиями, так же способы изготовления и применения, конечно же, в соответствии с старинными традициями.

Они успешно и быстро лечат переломы костей и вывихи, и у людей, и у животных, без причинения боли и мучения больному…» (стр. 29 – 33) …

«Собака испокон веков из-за своей безграничной преданности и полезности заслуживал уход и защиту со стороны человеческого рода. Но среди ни одного народа к собаке не проявляли столько сострадания, любви, нежности и ухода, сколько среди курманжов-эздиан. Особого внимания они наделяют борзым охотничьим собакам…

Нет ни одного эздианского дома, где ни держали одного или несколько дрессированных борзых охотничьих собак…

Зимой их одевают короткие и легкие шерстяные жилеты, которые специально вяжут для них. Они ночуют в домах своих хозяев.

На шей охотничьих собак надевают легкие металлические ошейники, на которых с наружи имеются острые щипы для защиты от волков…

Эздиянин своей смелостью и ловкостью, как на дуэли, так и на охоте вряд ли имеет ровного себя в мире…

Они свободно охотятся даже на кулана, олени, медведя, лысы, зайца, колика и что попадало. Все ровно эти не могут прятаться или спасаться от дубинки храбрых охотников гор, так и от их дрессированных охотничьих собак…» (Стр. 33 -35)

 И – вместо послесловия!

То, что выше было сказано о книге С. С. Тер-Манвеляна, как о научном труде, о ее значения в деле изучения истории, религии и культуры курдского народа, может оставаться не полным, если не отметить подчеркнутое милосердие, доброжелательность и озабоченность автора к эздианам.

Очевидно, что он реально представлял себя тот учесть, которая выпала эздианам по воле судьбы. И его искренне радует тот факт, что, несмотря ни на какие суровые условия, эздиане сохранили все свои человеческие достоинства: «Как радостно, что бедственное положение животноводческой деятельности, со всеми приключениями бродячей жизни, не уничтожали боевой дух эздиан, и их храбрость и другие достоинства. …

Из-за неблагополучных политических обстоятельств этот древний народ до сих пор не только лишен возможности, развивать свою культуру и получить образование, но и не имеет собственного письма и грамоты, несмотря, бурно стремился к этому. И из-за несчастной судьбы они нашли убежище среди глухих горных хребтов, уповая на свою охоту, животноводства и прикладного искусства, сохраняя свой родной язык и своеобразную религию.

Когда я собирался с грустными мыслями завершить это маленькое повествование о бедственном положении эздиан и бездушного, непростительно хладнокровного отношения неблагодарного человечества к ним, я в одной газете («Мшак», 1910, номер 4), читал радостную весть…, что шведы уже практически стали инициаторами гуманитарной акции в отношении эздиан.

…Из Швеции уже отправлена одна дама, что бы в Игдире открыть детский дом для эздианских детей. И что она для этого уже обратилась к правительству…

А спустя два дня, в 8-м номере официальной газеты «Кавказ» читаю, что эта шведка проводит переговоры с губернатором Еревана г-ном Тизенхаузеном, для положительного решения вопроса открытия шведско-эздианского детского дома.

Разве не удивительно, что одно маленькое государство на периферии Европы с такой дали с гуманным состраданием заинтересовался несчастными потомками великой нации, которые тысячелетиями были забиты. А великие азиатские народы в течение долгих веков их знали более близко. Они даже имели какие-то отношения с ними, но… проявили неблагородные отношения к этому замечательному народу, у которого славное прошлое и общечеловеческие достоинства.

Не менее утешительно, что и в последнее время по велению наместника нашей заботливой великой державы на Кавказе графа Воронцова-Дашкова уже открыта первая эздиянская начальная школа…

Однако все это мало для решения безграничных проблем. Первой очереди надо фундаментально изучит их своеобразный, красивый и богатый язык, прикладное искусство, беспримерно необыкновенную религию, их обычаев и традиции, общественный строй, переработку молочных продуктов, врачевание, замечательный уход за животными, которые с девственных, доисторических времен, в неуклонном движении времени дошли до наших дней. И это, пожалуй, будет серьезным вопросом для изучения современной культуры и науки и будет очень полезен для возрожденной и преуспевающей науки и профессионального искусства.

…И кто, и когда должен подумать о создании собственной грамоты и литературы, для этой племени из рода Виштаспа, который изначально одарен естественной феноменальной сообразительностью?

Кто должен помогать ему, вести собственную политику? Не знаю!.. (Стр. 35 – 37).

И, несмотря, эти вопросы автора выглядят риторическими, и, кажется, он старательно продолжает искать формулировку того, кем были эздиане и, волей злой судьбы, что стало с ними, но, на самом деле, формулировку ответа на этих вопросов он определил еще в начале своей книги, когда констатировал: «… несмотря на бедственное положение эздиан, их отсталости и малочисленности, все же они заметны своими достойными особенностями, которые присущие потомкам великих нации вообше» (стр. 5;).

_____________________

*Мнение С. В. Тер-Манвеляна о сообразительности и остроумности эздиан интересно, но существует и мнение другое мнение – мнение современного английского учёного Эндрю Коллинза, владеющим, наверное, еще и другими сведениями.

Вот, что пишет он:

«Древность племен езидов (имеет виду эздиан. – А. Д.) подтверждается их преданиями, поскольку для подсчета возраста нашего мира они используют продолжительные отрезки времени. Они утверждают, что существовали семьдесят два разных Адама, каждый из которых жил 10 тысяч лет, причем каждый следующий был совершенен предыдущего. Адамов разделяли периоды по 10 тысяч лет, в течение которых наш мир был необитаем. Эздиане верят, что современные люди являются потомками последнего из семидесяти двух Адамов, и это значит, что возраст земли составляет 1440 тысяч лет. Такая точность сама по себе ни о чем не говорит, однако эти величины (…) взяты не с потолка. Совсем наоборот – они являются отражением очень древних астрономических циклов времени и свидетельствуют о знании универсальных чисел, присутствующих в легендах и мифах народов всего мира» (Эндрю Коллинз, Падшие ангелы, Москва, 2008, стр. 207//Русский перевод книги: Andrew Collins, From The Ashes of Angels).

Перевод с армянского и комментарии –

Азиз э Джаво Мамояна