Тюремная комиссия филиала Ассоциации прав человека (АПЧ) в Стамбуле рассказала о условиях содержания политических заключенных Эргина Акташа, Бозана Диджле, Юсуфа Булута и Ахмади Хами, которые объявили голодовку 20 апреля в тюрьме типа «R» в Менемене, Измир.

На пресс-конференции в офисе филиала АПЧ Мехмет Аджеттин, член Тюремной комиссии АПЧ в Стамбуле, сделал заявление от имени всей комиссии.

О состоянии здоровья заключенных Аджеттин сказал следующее: " У Эргина Акташа есть только одна рука до локтя, а другой вообще нет. Кроме того, больных пациентов содержат в одиночной камере с момента введения чрезвычайного положения, несмотря на медицинские заключения, согласно которым их нельзя оставлять одних. У Диджле Бозана нет одной ноги, а другая повреждена; у него также большие проблемы с ЖКТ. Кроме того, ему требуется срочное хирургическое вмешательство на кишечнике, но операция до сих пор не была проведена. Юсуф Булут, 1950 года рождения, страдает от рака кишечника и прикован болезнью к постели. Ахмади Хами, 2000 года рождения, парализован и вынужден передвигаться на инвалидной коляске«.

Аджеттин повторил требования заключенных и добавил: «им должен быть обеспечен доступ к хирургии и медицинской помощи. Необходимо улучшить условия содержания в тюрьмах. Время ожидания результатов медицинских анализов должно быть сокращено. Будучи защитниками прав человека, — сказал Аджеттин, — мы просим выполнить эти требования с целью предотвращения дальнейшего ухудшения состояния здоровья заключенных, чья жизнь с каждым днем находится под все большей угрозой».

Адвокат Тунджер Гюлизар говорит, что тюрьма типа «R» в Менемене не отвечает объективным потребностям заключенных, и что больные заключенные в этой тюрьме вынуждены терпеть невыносимые условия.

Тунджер сказал: «Нам также извествно, что, к сожалению, в тюрьмах широко распространено систематическое применение пыток. В данном случае четверо тяжелобольных заключенных вынуждены находиться в крайне агрессивной среде, в условиях, в которых им не обеспечен необходимый медицинский уход. Им даже было отказано в переводе в лучше оборудованные тюрьмы — таким образом, их лишили даже самых базовых прав. И они начали бессрочную голодовку, каждый день рискуя своей жизнью».