За несколько часов до прекращения огня, согласованного между турецкими и российскими официальными лицами, что позволило вывести курдские Отряды народной самообороны (ОНС), которые удерживали этот район с 2014 года, было установлено, что в 3 часа дня по Гринвичу силы сирийского режима столкнулись с турецкими военными. Об этом сообщает Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека.

Согласно первоначальным сообщениям, по меньшей мере шесть сирийских солдат были ранены, а 12 – захвачены в плен, что стало первым подобным событием с начала турецкого вторжения 9 октября. Столкновение, произошедшее недалеко от сирийского города Сарекании, указало на надвигающиеся проблемы безопасности. Планы Анкары сохранить присутствие турецких войск в этом районе и в конечном итоге репатриировать туда сирийских беженцев, в настоящее время проживающих в Турции, остаются в силе.

Президент США Дональд Трамп дал зеленый свет турецкому вторжению, известному как операция «Источник мира», 6 октября во время телефонного разговора с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, в котором Трамп согласился отозвать американские войска, дислоцированные в регионе. После первоначального сопротивления наступлению турецких войск и поддерживаемых Турцией сирийских антиасадовских сил силы ОНС, рассматриваемые Анкарой как «угроза безопасности», в значительной степени отошли от пограничной зоны, как того требуют соглашения о прекращении огня.

Тем не менее официальные лица Анкары утверждают, что силы ОНС остаются в «безопасной зоне» глубиной 30 километров (18 миль) и военные операции могут возобновиться, если все курдские силы не отступят.

Ожидается, что после прекращения огня российские и турецкие войска начнут совместное патрулирование полосы суши глубиной 10 километров на северо-восточной сирийской границе, хотя на момент представления доклада детали материально-технического обеспечения патрулирования остаются скудными.

Наряду с угрозой возобновления столкновений между турецкими и курдскими силами Анкара теперь находится в зоне повышенного внимания со стороны международного сообщества из-за вторжения в Сирию, а также в связи с ее планом по репатриации некоторых из 3,6 миллионов сирийских беженцев, находящихся в настоящее время в Турции, в этот район.

«Если операция не будет вписываться в долгосрочную стратегию управления территорией, в отношения с Россией и режимом Асада, а также не будет состыковываться с внутренней ситуацией в Турции, военный успех не будет устойчивым и вряд ли сможет превратиться в долгосрочный», – сказал старший научный сотрудник Центра исторического анализа и исследования конфликтов британской армии Зия Мерал.

До начала операции «Источник мира» Эрдоган добивался поддержки безопасной зоны на саммите Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре, заявив, что до 2 миллионов сирийских беженцев могут быть добровольно репатриированы в этот регион, если вдоль всей сирийской границы будет создан турецкий коридор безопасности.

Тем не менее безопасная зона – в том виде, в котором она существует сегодня, проходящая между сирийскими пограничными городами Сарекании и Гре Спи, – меньше, чем первоначально предлагалось, и не может предложить возможности для возвращения такого количества беженцев, как планировалось, по словам Метина Корабатира, президента исследовательского центра по убежищу и миграции в Анкаре.

Кроме того, Корабатир сказал, что только 300-400 тысяч сирийских беженцев, находящихся в настоящее время в Турции, родом из северо-восточной Сирии. Большинство беженцев – из Алеппо и Идлиба.

«На данный момент район, контролируемый Турцией, недостаточно безопасен и недостаточно велик, чтобы поглотить так много беженцев, и это должна быть добровольная репатриация, поскольку многие родом не из этого района», – прокомментировал Корабатир газете «Аль-Монитор».

Ранее в этом году турецкие официальные лица столкнулись с международным осуждением сообщений о том, что некоторые сирийские беженцы были насильственно возвращены в сирийскую провинцию Идлиб. На прошлой неделе Amnesty International и Human Rights Watch провели углубленное расследование утверждений о том, что на некоторых сирийцев оказывалось давление (с целью подписания формы добровольной репатриации) в турецких центрах содержания под стражей.

Между тем министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр обнародовала планы по созданию управляемого международным сообществом мирного коридора на северо-востоке Сирии, однако министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу недавно назвал эту инициативу нереалистичной.

Турецкое правительство по-прежнему испытывает внутреннее давление в связи с растущим недовольством населения продолжительным присутствием сирийских беженцев, которые, по мнению некоторых турецких граждан, имеют несправедливые преимущества на рынке труда и создают финансовое бремя для ограниченных государственных ресурсов Турции.

Такие настроения, как полагают, материализовались в виде победы оппозиционных партий на муниципальных выборах в марте, поскольку эти партии проводили кампании с критикой политики Эрдогана в отношении свободного приема беженцев. Корабатир сказал, что напряженность сохранится и после операции «Источник мира» и что турецкие лидеры, вероятно, будут стремиться облегчить программу добровольного возвращения сирийских беженцев в безопасную зону, когда угрозы безопасности ослабнут.

«Это политическая позиция, цель которой – снижение напряженности в Турции, – сказал Корабатир в интервью «Аль-Монитор». – К сожалению, общественность была обманута вводящими в заблуждение или сфабрикованными историями, направленными против сирийских беженцев. Все еще существуют негативные чувства и ненависть между некоторыми сегментами турецкой общины и сирийцами, а некоторые группы продолжают вести очерняющую беженцев пропаганду».

Действуя под двойным давлением, созданным настроениями против беженцев и давней военной целью «устранения угроз безопасности» со стороны курдских ОНС на южной границе Турции, Анкаре придется вести свою политику осторожно, постепенно наращивая свое присутствие в «безопасной зоне».